October 12th, 2015

Fallout1

Так

и эдак. Действия немцев в Африке во ВМВ изобилуют массой положительных и отрицательных примеров: с одной стороны небольшое приложение сил повлекло за собой значительный эффект, вес которого умножается путем прибавления потенциальных трудностей, так и оставшихся нереализованными; с другой стороны, итог этого вмешательства являет собой пример классического перерождения отвлекающей операции в нечто большее и уже не зависящее от чисто военных суждений.
Появившееся в начале 1941 г. немецкое воинство достигло максимума своих военных успехов к лету следующего года, затянув Второй и Итальянский фронты минимум на год, но ошибка (вообще характерная для командования Оси в 1942 г.) в выборе между ортодоксальным военным решением (Мальта и снабжение) в пользу творчески-героического (к Пирамидам!) ускорила завершение этой кампании. К концу года высадка союзников в французской Африке подняла ставки на недосягаемый для Рейха уровень - Монти даже не обязательно было побеждать под Аламейном.

Чисто тактически интересно то, как абсолютно не элитные войска ощутили себя почти суперменами - а ведь всего лишь нужно было воевать бок о бок с любителями макарон, смайл.



+ 8Collapse )
Fallout1

Как три черных орла

- склевали одну белую курочку. Крах Речи Посполитой (1772—1795 гг.), часть вторая, а раздел - первый. Анамнез (ака первая часть) - тут.

Герой всех трех разделов - король Станислав (не тот)


Отключение от аппарата
Семилетняя война закончилась и Франция, потерпевшая в ней серию сокрушительных поражений разной степени тяжести на земле и на море, более не могла выступать защитником польских интересов в Европе. Более того, напряжение, требовавшее противодействовать сонму внешних врагов, подрывало и без того ограниченные возможности Парижа. Победившая Англия могла бы перенять эту эстафету, но справедливо не желала этого делать - ее ожидал процесс переваривания полученного. Да и политика Лондона в 1760-70-е вовсе не предполагала сдерживание России по периметру или активное участие в делах Восточной Европы.
То, что судьба государства с более чем десятью миллионами подданных зависела от позиции Парижа или Лондона говорит о многом. Для примера, население Пруссии, победно выдержавшей гигантскую войну с коалицией в Семилетней войне насчитывало менее трети от этой цифры. Достаточно было лишь встать на прусско-польской или австрийской границах, чтобы понять - курица не птица, а Польша - не заграница. Республика сочетала в себе удивительную палитру красок: почти европейские, бюргерские города, нищие села и полное отсутствие того, что обобщенно называется промышленностью. Поэтому-то польские миллионы подданных, разобщенных между собой сословными и религиозными преградами, были полезны не более чем индусские касты того же века. Первая великая славянская (не СССР) держава Европы была обречена (дрожь в голосе, слеза).

Read more...Collapse )