August 20th, 2015

Fallout1

Белые люди против ордынцев

- Северная война (1700-1721 гг.), финал, ура. Предпоследняя, пятая, часть - тут.

Занавески в разводах
Настоящее, и будущее, Швеции было очень мрачным. Вступившая на престол королева, сестра Карла Ульрика Элеонора была слабой женщиной с хорошими намерениями, что не помешало ей скрутить голову некоторым старым друзьям покойного брата. Вскоре она совсем запуталась и попытавшись сначала разделить власть с собственным мужем из фашистов немцев, но все вскоре совсем запуталось... В этой конституционной постели обнаружился третий, а вернее третьи - парламентарии, требовавшие отмены самодержавия и прочих деспотических штук. От этого всего королева быстро устала и отреклась в пользу мужа и законодателей. Собственно говоря, мы упоминаем о смене Карла и Ульрики Элеоноры на Фредрика I Гессенского лишь для того, чтобы подчеркнуть все бессилие тогдашней Швеции: как их местами не меняй, а война проиграна, полностью.

Гром победы раздавайся, веселися храбрый росс!
245921-stranger

Read more...Collapse )
Адская рота

Вот это да

- смотрите во что я вступил что я нашел! Цельный пивец Новороссии, аж из самой Москвы! И не просто, а глава фонда, друг шахидов, почетный боец батальона Хан и вообще, очень интересная личность. Под катом много вкусного. Я даже и комментировать не стану, просто тихо порадуюсь. Наслаждайтесь творчеством, в рамках гумконвойной помощи от РФ, муахахаха.

1

+ пацан к успеху шелCollapse )
Fallout1

История

о прусском порядке и французском беспорядке - как король-философ поссорился с королем философов.

Знакомство между Фридрихом Гогенцоллерном и французским вольнодумцем, гонимым за смелость и прогрессивность суждений писателем Вольтером, состоялось еще в годы, когда первый был прусским кронпринцем, а второй уже повелителем европейской мысли. Быть кронпринцем Пруссии будучи в душе битником и хиппи нелегко, поэтому нет ничего удивительного, что Вольтер стал для молодого Фридриха кем-то вроде духовного отца, по переписке. Он оценивал его первые стихи, льстя будущему королю и вообще служил отдушиной в тяжелые годы после скандала с неудавшимся побегом Фридриха. Со стороны будущего короля то были искренние чувства, настолько насколько Фридрих вообще был способен на них, со стороны же Вольтера все было немного сложнее. Писатель не был чужд мира интриги и тесно взаимодействовал с французскими дипломатами, стремящимися вновь перетащить Пруссию в антигабсбургский лагерь. Все шло хорошо - в 1740 г. Фридрих наконец-то стал королем, Пруссия действительно вступила в союз с Францией против Австрии и дружба короля и Вольтера никак не сталкивалась с политикой их стран.



+ Вольтер! Подлец!Collapse )