June 8th, 2015

ирония

Ливонская война

- часть четвертая, финальная. Предыдущая тут.

Пришла беда - отворяй ворота. Серия поражений от почти европейцев вынудила царские армии перейти к стратегической обороне на всех фронтах. Летом 1580 г. Баторий выступил в новый поход и, нанеся несколько частных поражений, занял ряд крепостей, разоряя уже московские города. Правда сам великий круль заболел, что не помешало ему выбить у шляхты денег на немцев и пушки для решающего удара.
Московское царство все же не было ацтекским, а посему горсткой всадников и парой пушек завоевать его было нельзя. Московские армии могли сколько угодно побиваться в открытом поле, но города и крепости держались цепко. Иной раз московиты предпочитали кушать человечину, но не сдаваться - именно так и произошло во время осады шведами замка Падис, взятого шведами уже у полумертвых от голода защитников. Из жалости их тут же перебили - ведь они ели не только младенцев и трупы, но и, страшно сказать, котиков. Так или иначе - борьба предстояла нешуточная.

Великолепный Гоша Баторий


Collapse )
Fallout1

Но виновен не жираф

- в 17 веке (да, честно говоря, начиная с царя Гороха монголо-татарского ига) царские невесты и женихи были в Европе не в чести. Занудства много, а толку мало - династии меняются, царевн убивают, женихов и подавно. Ну и вера нам не позволяет, не без этого.
Новое московская династия Романовых находилась в трудном положении: государство все еще было бедным и не оправившимся от Смуты, да к тому же проиграло войну-реванш с поляками за Смоленск. Михаил I, человек меланхоличный и слабый, хотел устроить счастье любимой дочери Ирины (памятуя собственное разбитое сердце), сосватав ее за самого настоящего принца, в нашем случае датского.
Вальдемар Кристиан, сын от морганатического брака датского короля, был графом и из владений имел скалистый остров. Но он был шибко грамотен, пригож собою, рус, высок, румян и тонок, что заприметили москвичи еще в ходе его дипломатического визита в столицу царства. Было решено брать и тороватый царский дипломат в лице немца-купца посулили Копенгагену златые горы, особо гарантировав непринуждение к смене веры. Все было по-европейски заверено и подписано.

Типичный принц


Collapse )