November 27th, 2014

ирония

Советское племя

- я сегодня дико патриотичный, так что задаю тонус прямо с утра. И начнем мы вот этой песней, с предвоенной РККА на заднем плане. В этой связи, я думаю стоит написать пару строк на тему тайны 22 июня.



Написано - немало. Отечественные историки и фолькисторики (т.е. 90% пишущих у нас) сломали уже столько копий на эту тему, что хватило вооружить все мифические миллионы Ксеркса, да не один раз. Собирался ли Сталин напасть на Германию? И если да - то когда? Если бы он ударил первым, то как изменился бы ход (и исход) этой войны? И т.д.

Правда же в том, что РККА лета 1941 года была попросту неспособна на что то опасное для любого противника европейского уровня, сопоставимого с ней количественно. Точка. О том как мог бы развиваться тот самый первый удар не нужно догадываться, достаточно посмотреть на действия вермахта и РККА в Украине - там не было никаких вспарывающих танковых клиньев врага, а совсем даже наоборот, мощные танковые удары советских войск, имеющих изначально трех-четырехкратное превосходство только по танкам. Там и в то время, к слову, и состоялось то величайшее танковое сражение ВМВ, за два года Курска. Где эти мехкорпуса, имеющие больше танков чем большинство пресловутых танковых групп немцев?

Поэтому все разговоры о том, что РККА не умела обороняться, зато очень умела наступать - детский лепет дилетантов. Ту армию разбивали в любом виде боя - встречном, оборонительном, наступательном. Возможно, хотя и не безусловно, что атаковав первым СССР пришел бы к более худшему варианту, для себя и мира: к июлю от тех 200 дивизий остались бы номера, но Гитлер мог бы решить, что блицкриг не удался и пойти таки на переговоры с Кремлем, не без выгоды для себя, разумеется. Часть Прибалтики, Белоруссии и Украины пришлось бы отдать. И не только.
К счастью этого не произошло и ходом событий СССР был втолкнут в антигитлеровскую коалицию, встав в один ряд с мировыми силами. А проиграть с такими союзниками было мудрено, что и показали события 1942-43 гг. Конечно, РИ удалось и такое, благо у нас страна чудес, но там уж больно момент был неудачный, прямо как звезды сошлись: переход от одного режима к другому, да с неудачным правителем, да еще и такое напряжение как мировая война. Это как с отпадением американских колоний - все не в кассу.

Так что СССР в этом смысле очень повезло, особенно если не принимать во внимание тот факт, что колесо везения пришлось смазать не одним десятком миллионов душ соотечественников. Зато обрели смысл жизни, как РИ в войне двенадцатого года. Потом, правда, спустя несколько поколений, выяснилось, что в триединство царя, дворян и крепостных, победивших нашествие Бонапарта, доказав таким образом историческое превосходство крепостного строя и православной веры, никто не верит и вообще долой Николая Кровавого, но с нами то точно такого не случится? Ведь правда?

Где то раздался смех.
Fallout1

Были

у советской пропаганды и удачные находки, хотя и редкие. Вот в этой сценке виден профессионализм, пародирован даже победный танец Гитлера в Компьене 1940 года.

Это значит что к задаче отнеслись серьезно. Не говоря уже о том, что это просто смешно и актуально по сей день.


Вообще интересно сравнить пропаганду рейха и союза. По качеству это были абсолютно не сопоставимые величины, гигант и карлик. Я подчеркиваю - речь не о моральной составляющей (расы-классы), а о качестве продукта как такового. Советская пропаганда стала приобретать человеческий вид только с 1942-43 гг., до этого она была одним сплошным абырвалг-ом, лепетом ребенка-дауна. Конечно - не во всем, были, к примеру, фельетоны Ильфа и Петрова, для столицы и тех кто искренне верил в новый мир и научный коммунизм, был и "Чапаев" с Кольцовым-Мигелем, но это были именно, что исключения. В целом все было на крайне низком уровне, вот как сейчас в Украине или России.

Кроме этого интересно, что в Третьем рейхе, по сути, был только один большой культ - фюрера. Остальные, хотя окружение Гитлера никогда не тасовалось как в союзе, никогда не занимали места в рейхспропаганде, которая, в целом, имела много меньший простор для деятельности чем ее подруга в СССР. Грубо говоря, для эскапистов в Германии было намного больше пространства чем в СССР, в котором скрываться от непрестанно льющего потока словоизвержений нельзя было скрыться даже на льдине, в море. Но! При этом, что особенно интересно, в Германии существовали параллельные центры пропаганды, не только нацистской. У Геринга была своя, у верхмахта своя, даже у не силовых структур были возможности, как у католиков, например.

В СССР такое было попросту невозможно: источник и центр пропаганды был един. При этом, несмотря на постоянную текучку кадров (культов) вплоть до окончания ВМВ вполне успешно существовали (рядом со Сталиным) культики поменьше - Молотова, Ежова и т.д. При этом, разумеется, они немедленно исчезали как только переставали быть нужным, ну вот тот же Ежов: еще вчера любимый сталинский ученик, друг советских школьников и просто железный нарком, а сегодня говно в подвале, признающее себя педерастом. И - тишина, никаких волнений, даже анекдотов.
А вот народный фельдмаршал Роммель, вознесенный собственной и нацистской пропагандой на вершину - оказался действительно замешан в реальном заговоре против любимого фюрера (или был сочтен таковым, не суть) и стереть его в лагерную пыль, как говорится у нас, не представлялась желательным, народ мог не понять. Поэтому Роммеля пришлось шантажировать семьей и заставить выпить яду. Тайно.

В этом и заключается разница между действительной пропагандой и той государственной разновидностью семейного насилия, что существовало в СССР. Образно выражаясь, у нацистов муж убеждал жену, что она, в сущности, глуповатая домашняя курица, а он - красавчик и поведет еев ресторан, завтра, только она и он. А пока вот тебе посудомоечная машина, береги свои ручки. У коммунистов же сожитель бил жену ремнем, с криком ты зачем свет включила, кому сигнал, а потом, бормотая обещал, что в следующим месяце точно выйдет на работу и все будет хорошо. Жена плакала, закрашивала синяки и верила, потому что жить ей было негде.

Такие дела.