October 14th, 2014

Fallout1

У тевтонцев

было очень хорошее правило в уставе Ордена (это нечто прекрасное, великолепный сплав воинского устава 13 века с набором моральных и житейских императив) - магистру на общих пирах требовалось подавать в четыре раза большие порции, чтобы он мог по своему усмотрению делиться с братьями. Представляете себе картину, сидит такой себе тевтонский Балоун из Гашека, слюнки пускает, а ему сам великий магистр краюху хлеба тянет, мол на, брат, отведай. Ну как за такого не помереть в бою?)

И в этом весь Орден, минимум вселенских притязаний, максимум практичности и здравого смысла, удивительное сочетание воинов-администраторов-строителей. Правда, в изначально заложенной системе была бомба замедленного действия, заставившая в итоге его превратиться в светское государство: обет безбрачия. Дело не в самой несуществующей девственности, а отсутствии правовой связи между населением и рыцарями, что в итоге и прекратило существование Ордена в Пруссии: успехи тевтонцев в создании уникального для средневековья государства, ставшего из дикой (даже для поляков) местности одним из самых культурных и экономически развитых регионов Европы (до 1945) неизбежно приводили к тому, что выросшее под их защитой население, не ощущавшее связи между привычным благополучием и суровой дланью Ордена, само разорвало эту нить. Вовсе не Грюнвальд, который не был ни бесславным, ни решающим поражением, подкосил эту силу: сами корни отказались питать древо.

Но каков результат: создание нового, динамичного государства, с бесценным опытом созидательного труда. Из этих сапог выросла потом Пруссия.