March 31st, 2014

Fallout1

Кстати

о расизме: негры, пленные немцами во время Арденнской битвы, в самом конце войны. В нацистской пропаганде было забавное отношение к афро-американцам, с одной стороны их изображали идущими в Европу недочеловеками, а с другой обличали суд Линча в США, бичуя лживую американскую демократию. Кавычки ставьте сами. )

Fallout1

Мы

с женой сегодня меняли загранпаспорта и наступил такой момент, что столкнулись две стихии: я и очередь, долгая и злая.

А я когда вижу очередь, испытываю очень смешанные чувства, ностальгию и веселье, одновременно. С одной стороны вспоминаешь боевую молодость, все эти трамвайные склоки или там километровые очереди за хлебом начала 92 года, в моем родном Лисичанске, а с другой стороны - очень весело, все напряжены, ругаются по мелочам, завистливо глядят на тех кто входит в заветные двери, короче, сразу вспоминаешь Зощенко и Петрова с Ильфом.

Ну, а тут повезло, и в данном случае удалось быстро воспользоваться телефонным правом и выйти на начальницу этой организации (я так и не выучил все эту священную структуру, по-моему они все дармоеды), после чего оставалось лишь пробиться сквозь коридорчик, шириной метра полтора, забитый людьми по самое не могу.

И представьте себе картину: я, метр девяносто пять (жена говорит шо три, но то брехня) роста и центнер веса (очень красивый) и жена, метра семьдесят пять роста и не называемого мне веса (максимально красива), супротив людей, которые отпросились с работы в понедельник и вынуждены стоять в унизительной и бессмысленной очереди.

Чем я мог им помочь? Распихивать их с каменной мордой мне не позволяло нутро, я ведь сам такой же, просто повезло немного больше.

Граждане, воскликнул я - все немедленно обернулись - осторожнее, берегите карманы, тут воруют. Разумеется, как и всегда, это полный экспромт, но толпа немного раздалась - а я шел вперед пока произносил эту дурацкую по сути фразу, и нам удалось вклиниться.

Я шел улыбаясь и постоянно произносил разрешите, позвольте, будьте любезны, Христос воскрес!

Обратно идти было тяжелее, какая то женщина с ненавистью произнесла: рожа то довольная какая, лица людей были угрюмы, а расступались они хуже. Раздавая направо и налево, извините, позвольте, мы пробились.

В машине жена пыталась меня отцукать, говоря, что я издевался. Отнюдь, Саша, это не так. Я просто был искренен и честен, без дерьмового мне на одну секундочку, только спросить стиля, вот и все.

Вот и все.