Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Categories:

Империя на войне

- Россия в 1914 - 1918 гг. Мнения очевидцев. Четвертая часть - 1917 год (предыдущая лежит тут).


Не со всех концов надвинулись на республику нашу вражьи полчища!..



1917 год Российская империя встретила в состоянии глухого брожения и недовольства. Вопреки распространенному мнению (по большей части благодаря талантливой, но не слишком глубокой книге Черчилля), Россия вовсе не находилась накануне победы - ни в общем, ни даже в узко военном смысле. Дневники и письма, представленные в этой подборке, хорошо отражают оцепенение, охватившее и тыл, и фронт. Нехватка продовольствия, усугубившаяся жестокими февральскими морозами и снежными заносами, стала той последней соломинкой, что сломила хребет многострадальному верблюду российского долготерпения.

Кризис охватил не только один лишь Петроград - задолго до февраля 1917 года большинство губерний испытывало жесточайшие трудности с железными дорогами, нехваткой основных продуктов питания и товаров первой необходимости, усугублявшимися постоянными военными неудачами и политической неразберихой в столице. Недовольство существующим порядком стало всеобщим уже к осени 1916 года и для того, чтобы вся эта перегруженная проблемами телега покатилась по наклонной требовался лишь небольшой толчок. Таким толчком и стали известные события в Петрограде, опять-таки вопреки всем домыслам действительно вызванные нехваткой хлеба, а особенно пресловутыми "хвостами" (известные советским людям как "очереди"), ставшими характерной приметой любого крупного российского города еще с прошлого года.


Часами стоявшие в "хвостах" женщины страдали не только от потери времени, но и от обморожений - их мужья и родственники оказались настроенными соответственно. Перефразируя нашумевшую речь Милюкова, потрясшую Россию поздней осенью 1916 года, большинство читающего населения империи видело во всем этом и глупость, и измену. Сегодня упреки к императрице в прогерманских симпатиях кажутся абсолютной чепухой, но как далеко бы эти обвинения не были от истинного состояния дел - российское общество верило им. Крестьянам же достаточно было и мобилизаций, и попыток установить фиксированные цены. Такса, спекуляция и инфляция породили противостояние деревни и города, самым печальным образом сказавшееся на событиях 1917 года.

Экономическая отсталость Российской империи, начавшей к тому же войну со своим главным торговым партнером, стала причиной социальных потрясений, подавить которые царское правительство не смогло в том числе и потому, что его военная сила оказалась подорванной поражениями на фронте.
В 1914 году отсталость российских вооруженных сил от австро-венгерских и немецких была еще не так очевидна, хотя уже и заметно сказывалась в боях с войсками Германии, но к 1917 году разница была тем более наглядной, чем ближе обозреватель был к фронту. Например, уже с середины 1915 года россияне, непосредственно состоявшие в рядах императорской армии, отмечают засилье австро-германской авиации, ставшее к 1916 году абсолютно повсеместным явлением. Превосходство вражеской артиллерии, усугублявшееся газовой компонентой войны, придавало действиям российских войск прямо-таки мученический характер.

Как показал Луцкий ("Брусиловский", хотя на самом деле "Калединский") прорыв, сражаться с австро-венгерской армией царские генералы еще могли более-менее успешно, но германской армии противопоставить им было нечего - в боях 1916 года сгорели последние кадровые резервы Николая II, его гвардия (что, в том числе, одной из причин постыдной неспособности империи разогнать уличную толпу в собственной столице). От старой же армии к этому времени не оставалось уже и видимости - в отличие от Германии, российские вооруженные силы не обладали ни крепким унтер-офицерским составом, ни тем более офицерским, а заменить их было попросту нечем. Пропасть между подготовкой немецких, австрийских и российских командиров стала еще больше. О высших чинах и говорить не приходится - тут просто некого сравнивать.

Таким образом, все "атмосферные условия" для появления "идеального шторма" были созданы: спекуляция, инфляция, мобилизация и алкоголизация (вызванная доктринерским желанием "горожан" отучить "деревню" от пьянства) двинулись на империю как библейские всадники Апокалипсиса. Противопоставить этому Николаю II было нечего - ни материально, ни интеллектуально. Жалкое поведение царя в решающие моменты февральского кризиса могло бы погубить и куда более крепкую монархию. Падение последнего из Романовых было и остается примером абсолютной неспособности и безволия: "помазанник", столько лет упорствующий в каждой мелочи, неизменно укрываясь за броней ответственности перед Господом, отдал и державу, и вверенный ему народ - говоря его же словами - едва только замаячила перспектива перейти от разговоров к делу. Ни один настоящий полковой командир не оставил бы так своих солдат, как это сделал Николай II.
Ниже Дна падать было уже некуда - только в подвал Ипатьевского дома.

Февральская революция - и это также будет отображено на страницах представленных ниже дневников и писем - встретила практически всеобщее ликование, в том числе и в армии. Можно даже говорить о прямо-таки истерической реакции, сменившейся, однако, более взвешенным подходом уже к середине марта. Двоевластие в Петрограде, с его Советом и Временным правительством, военная обстановка на фронте, где русская армия потерпела очередное разгромное поражение на Стоходе, и продолжающаяся разруха в тылу стали главными темами марта.

В апреле к ним добавились приезд Ленина (и его знаменитых "тезисов", сорвавших драпировку с нового российского Burgfrieden) и первый внутриполитический кризис, вызванный нотой нового министра иностранных дел Милюкова. Вооруженная демонстрация в столице, подавить которую Временно правительство не то чтобы не могло, а даже и не пыталось, показала всю слабость новой власти. Милюков пал, вслед за ним ушел и военный министр Гучков. Это было наглядным свидетельством умаления роли центристских сил (по тогдашней российской политической шкале уже и правых) - лидеры "кадетской" и "октябристской" партий умывали руки, уступая главную роль социалисту, "эсеру" Керенскому. Наступила эпоха "главноуговаривающего" военного и морского министра.

Популярность этого человека казалось в то время исключительной, но в действительности ни в ее появлении, ни в характеристиках не было ничего исключительного. XX век, с его пришедшими в политику массами, породил "народных вождей" - в Германии эту общественную нагрузку взял на себя фельдмаршал фон Гинденбург (удивительно неподходящий по своим личным качествам для этой роли, но вынужденный подчиниться требованиям времени), а в новой России - Керенский. Однако подобно тому, как сам новоявленный "спаситель России" оказался совершенно второстепенной (по способностям) личностью, так и популярность его не выдержала испытаний военного времени, совершенно исчезнув уже к началу осени 1917 года. Гинденбург сохранил магию своего имени даже после поражения Германии, тогда как Керенский так и не смог "монетизировать" собственную популярность в политический капитал - даже в противостоянии большевикам. Смехотворное фиглярство в Гатчине стало последним политическим актом "диктатора Республики".

Лето 1917 года прошло в России под знаком набиравших обороты аграрных и солдатских беспорядков (фактически - повсеместной анархии), следующих один за другим политических кризисов и стремительного социального одичания. К осени страна была охвачена глубочайшим кризисом, затмившем для большинства подданных российской державы даже войну: известия о поражениях на фронте, таких как провал "наступления Керенского" и последовавшего за ним Тарнопольский погрома, падения Риги или десантных операций немцев на Балтике, вызывали у измученного правовым и экономическим хаосом населения весьма слабую реакцию.

Куда больше жителей городов, где и обреталось способное вести дневники и издавать газеты население России, беспокоило приближение голода, рост влияния большевиков (или наоборот - "реакции" справа против революционной демократии), а главное - общее ощущение стремительно приближающегося краха.

Неудивительно, что предстоящее выступление большевиков, о котором не знал только ленивый, ожидалось с покорностью обреченных - формула "чем хуже, тем лучше" стала очень популярной в те дни. Пускай социалисты (т.е. Ленин и Керенский сотоварищи) перегрызут друг другу глотки: тогда придут немцы или союзники - и наведут "порядок". Измученный российский обыватель конечно и представить не мог того, что Антанта не позволит "навести порядок" немцам и не сумеет сделать этого сама. А большевики, с трудом, но все-таки сокрушившие Временное правительство, показали себя совсем другими правителями - население быстро почувствовало, что они "шутить не будут", что они - надолго. На периферии это ощущалось не так сильно, но в Петрограде и Москве - вполне отчетливо.

...

А теперь настало время перейти к первоисточникам. Как и прежде, я постарался дать самую широкую палитру мнений: военные и штатские, убеленные сединами мужи и дети, проницательные и наивные, наконец, мужчины и женщины - вот они проходят перед нами, раскрываясь страницами своих дневников и личных писем. Я стремился собрать самое характерное, наиболее передающее Zeitgeist - и, как мне скромно кажется, вышло просто замечательно.

Конечно, это только лишь задел на будущее - так сказать остов, однако уже сегодня он внушает трепет своими размерами. Впрочем, судите сами. Итак, -

- январь-февраль

- первая половина марта

- вторая половина марта

- апрель

- май

- июнь

- июль

- август

- сентябрь

- октябрь

- ноябрь

- декабрь
Tags: 20 век, Гражданская война в РИ, Карты, ПМВ, Пресса, Россия и ее история
Subscribe

  • Итак, продолжаем

    - вторник, и у нас карта. Но сперва небольшое пояснение к прошлому объявлению о введении технического (эх, надо было писать - гуманитарного,…

  • Заключенные

    - советское кино в жанре chekist-exploitation и women in prison (ранняя версия "Девчат"), 1936 год. Пока наш неизменно трезвый (в недавнем прошлом…

  • Двойная пятница

    - двойная радость. А двойная она, потому что сегодня у нас в блоге моя любимая рубрика "атыбывдул", когда на суд зрительской массы предлагается…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 92 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Итак, продолжаем

    - вторник, и у нас карта. Но сперва небольшое пояснение к прошлому объявлению о введении технического (эх, надо было писать - гуманитарного,…

  • Заключенные

    - советское кино в жанре chekist-exploitation и women in prison (ранняя версия "Девчат"), 1936 год. Пока наш неизменно трезвый (в недавнем прошлом…

  • Двойная пятница

    - двойная радость. А двойная она, потому что сегодня у нас в блоге моя любимая рубрика "атыбывдул", когда на суд зрительской массы предлагается…