Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Categories:

Воскресное слово блогира

- традиционная, но иррегулярная рубрика.


И в редкие часы отдыха блогир думает о положении на фронте, рассеяно чертя на земле диспозиции.




Подобно отряду немецкого фрайкора из 1813 года, своим внезапным появлением нарушает она плавное течение нашей блогирской жизни, где карты по вторникам сменяются кино по четвергам, а после - пятничными девицами и трудным, но оптимистически выдержанным понедельником. Страшась неумолимости созданного мною расписания, подписчики и анонимы отчаянно пытаются укрыться в естественной среде, но там их уже поджидает какой-нибудь крокодил - и далеко не всегда в кавычках.

Но иногда это упорядоченное существование прерывается воскресной рубрикой, рамки которой позволяют мне писать о чем угодно, не ограничивая себя в природной скромности. С вышеупомянутым отрядом эти посты роднит также определенная эклектичность формы и содержания, в первом случае характеризующаяся соседством почтенного профессора античной истории и сбежавшего на войну подмастерье мясника, на поверку оказавшегося патриотически настроенной девицей, а во втором - тематикой и стилем, позволяющим мне свободно писать и о животных, и о неграх, и вообще - о чем и как угодно.

Совершив налет и устроив напоследок беспорядочную пальбу в воздух, бравый фрайкор уходит из города и все возвращается на круги своя: карты, кино, пятница. И если осознание вышесказанного потребовало от вас слишком напряженных мыслительных усилий, то вы определенно не мой читатель. Остальным же - тут так и просится что-нибудь вроде "избранным", но для популизма я слишком гиппопотамен - добро пожаловать, сегодня мы опять будем недовольны нынешним состоянием мира.

На самом деле - нет.


Весна ли, что-либо другое, но в этом "воскресном слове" я намерен отойти от характерной для прошлого года ворчливости ("старик грозит солнцу") и дать людям надежду - в рамках своей весьма узкой специализации, но все же. Однако, в соответствии с правилами драматургии, требующими от хорошей пьесы предварить торжество справедливости (если таковое вообще должно состояться, что и в жизни, и на сцене, увы, не всегда обязательно) небольшим триумфом зла или хотя бы сколько-нибудь убедительной его угрозой, позвольте сперва привести характерный пример из современной жизни.

Путешествуя по интернациональной сети "интернет", я наткнулся на - не скажу, что на интересного, но типического персонажа наших смутных дней - среднепопулярную блогиршу из инстаграма (а там, мои дорогие поросшие седым мхом друзья, есть популярные блогиры, по несколько миллионов подписчиков - совсем не как у вашего покорного слуги, за семь лет ведения этого ЖЖ не собравшего и полного пехотного полка читателей), живущую в штатах и, соответственно, борющуюся с мировым злом всеми доступными ей средствами, то бишь написанием постов и выкладыванием собственных фотографий себя же.

За последним я и зашел на ее страницу, ибо девица показалась мне телесами обильной, а чего нам, старым объективистам, еще желать от интернета? И тут - вообразите себе мой ужас, как если бы одна из граций Рубенса внезапно обратилась ко мне со своим мнением по поводу Нантского эдикта - я нечаянно зацепился глазами за текст к. А там полный набор - я-де (она) и латина, и не бинарная квир-персона, и биполярка у меня, и какое-то еще расстройство, и инвалид по зрению, а в общем знает о том, что такое быть угнетаемой не понаслышке. И теперь!.. Что называется: хотел посмотреть "Венеру перед зеркалом", а пришлось глядеть на "Положение во гроб". Ах, искусствоведы, что же вы наделали, подлые - мне нужен был совсем другой Рубенс!

Понимая, что прошлого не вернуть и теперь обречен видеть в девице лишь угнетенную не бинарную квир-персону, я зашел в каменты и очень вежливо спросил - не кажется ли ей, что имея такой букет психических расстройств и девиаций, не стоит спешить столь радикально высказываться по наиболее острым общественным и политическим вопросам дня сего? И был, разумеется, забанен, что в общем-то справедливо в той же мере, что и отсутствие поля для крокета в британском концлагере.

И такими "активистами" полон мир. Людей стало очень много (и это хорошо, конечно, это стимулирует), а технологии позволяют наиболее бездарным или невезучим из них не сеять пшеницу или сжигать английские деревушки на побережье, но заниматься фотографиями, активизмом или перманентной половой самоидентификацией. Было бы жестоким желать им иной участи, однако и современный общественный намордник, наброшенный на нас и уголовным правом, и требованиями социальных сетей, регламентируемых исключительно внутренними голосами в головах бринов и цукербергов, не кажется мне благим делом.

И вот только теперь я перехожу к обещанному в конце начала этого текста оптимизму. Во-первых, я уверен, что даже в США нынешняя поведенческая модель, с ее фальшивыми натянутыми улыбками и аморальными по сути требованием "всеобщей любве", неизбежно должна будет смениться чем-то более естественным и менее лицемерным, а во-вторых... А во-вторых... Давайте посмотрим на древних греков.

Что мы увидим, помимо "гей-гоплитов" из фиванского "священного отряда", пикникирующих на природе молодых спартанцев, убеленных сединами философов и крикливых гречанок, вопящих что есть сил в любом полисе, исключая столицу Лаконии? Мы увидим немалую толику хаоса, столь невыгодно отличавшегося от стройной организации персидской монархии с ее идеальным, почти что платоновским государственным устройством, тем более славным, что ни Кир, ни его наследники и продолжатели о почтенном греке ничего не знали и не слышали, а, следовательно, пришли к нему и самостоятельно, и намного прежде самого Платона.

Однако же.

Самые опытные читатели уже поняли к чему ведет ваш покорный слуга, мудрейшие же - знали это и прежде. И действительно, какой отрезок человеческой истории не возьми, в нем всегда будет присутствовать это противопоставление - характерная примета, отличие и т.п. свойства, отделяющие первый мир от второго (созидающий от повторяющего). Очевидно, что весь этот дурно выглядящий хаос во многом такая же неизбежность, что и пот, выступающий на теле бегущего человека. Он не слишком эстетичен, но в конце концов является не определяющим, а сопутствующим фактором.

Суета Священной Римской, с ее вольными имперскими городами, итальянскими коммунами, религиозным дуализмом и избираемыми императорами, наверняка показалась бы московиту (но не новгородцу) или китайцу чудовищно несообразным, да и попросту смешным делом. Будь у Ивана Грозного собственное телевидение, большую часть времени своих новостных выпусков оно бы посвящало неизбежному распаду ЕС империи, Речи Посполитой, Испании и остальных государств, пораженных как католической, так и лютеранской ересями - тогда как в Пскове случился лишь "хлопок" - а раздосадованный политикой бранденбургского курфюрста царь Петр вполне мог бы распорядиться выпустить серию передач, посвященных наплыву беженцев в это государство, что уже привело к тому, что две трети берлинцев разговаривают на французском или голландском языках.

Однако же.

Но что брать бурный XVI век, с его великими географическими открытиями, до размаха которых нашим скромным космическим полетам остается пока что лишь завидовать (мы в этом смысле находимся сегодня ближе к первой половине века XV) - давайте посмотрим на старые-добрые времена XIX века. Сколько революций, бурных социальных и политических потрясений, сколько поднятых вопросов - что в Англии, что во Франции, что в Германии, этот век был полон внутренней борьбы, подчас принимавшей весьма жаркий характер.

Николай Первый палил из пушек по декабристам - и Россия обсуждает это до сих пор, а генерал Кавеньяк, о котором многие тут услышат в первый раз, перестрелял в 1848 году несколько тысяч парижан и проиграл президентские выборы Бонапарту. И это был далеко не единичный случай, даже образчик настоящего монарха, первого слуги государства кайзер Вильгельм - и тот долгое время носил малопочетное прозвище "картечного принца", причем совсем не за участие в штурме Парижа в 1814 году.
Даже кроткую индийскую императрицу Викторию пытались убить ирландские фении, а еще более мирную австро-венгерскую кайзерин заколол мерзкий итальянец, не сумевший получить места тюремного надзирателя и от того подавшийся в анархисты...

Однако же, повторю я в третий раз - как и тогда, так и сегодня, бежали не из Греции в Персию, не из Европы в Азию, а совсем наоборот. Пример Алкивида в этом смысле так же характерен, что и работа Шредера на "Газпром". Ибо не отдельные вспышки страшны, а постоянная мертвечина обездвиженности: что поданным царя или богдыхана до опасности роста анархизма во Франции или усиления социал-демократии в Германии?

Все это, разумеется, не значит, что сегодня следует сидеть сложа руки и улыбаться, непротивлясь злу - именно к такой поведенческой модели, к слову говоря, и призывают рупоры нынешних "цукербринов", убаюкивающих общество своими песнями сирен - станьте политкорректными, позитивными, всегда улыбающимися идиотами и все у вас будет хорошо. Не будет, да этого и не надо: приступ боли может спасти нам жизнь, вовремя предупредив о болезни, а вспышка общественного недовольства - осветить давно уже требовавшую разрешения проблему. Это не означает, что надо приветствовать боль ради боли или бунт ради бунта, но и отчаиваться нынешним печальным положением вещей - не стоит, от слова совсем.

Горшочек варил до нас и будет делать это после - немного суетно, но лучше чем урна с прахом, ей-ей.
Tags: Воскресное слово блогира
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Заключенные

    - советское кино в жанре chekist-exploitation и women in prison (ранняя версия "Девчат"), 1936 год. Пока наш неизменно трезвый (в недавнем прошлом…

  • Двойная пятница

    - двойная радость. А двойная она, потому что сегодня у нас в блоге моя любимая рубрика "атыбывдул", когда на суд зрительской массы предлагается…

  • Крокодил

    - август - декабрь 1935 года. И ведь с апреля, месяц уже без карикатур сидим - хоть бы кто-нибудь напомнил! Нехорошо, товарищи. Тем более, что…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 84 comments

Recent Posts from This Journal

  • Заключенные

    - советское кино в жанре chekist-exploitation и women in prison (ранняя версия "Девчат"), 1936 год. Пока наш неизменно трезвый (в недавнем прошлом…

  • Двойная пятница

    - двойная радость. А двойная она, потому что сегодня у нас в блоге моя любимая рубрика "атыбывдул", когда на суд зрительской массы предлагается…

  • Крокодил

    - август - декабрь 1935 года. И ведь с апреля, месяц уже без карикатур сидим - хоть бы кто-нибудь напомнил! Нехорошо, товарищи. Тем более, что…