Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Categories:

Редкость

- сатирическая карта Европы 1886 г. - из России (без любви).







Братья и сестры! Друзья мои! Кто найдет полную версию этой карты в приличном разрешении, тому будет пожалована вольность дворянская и всяческие преференции в блоге. Можно будет даже мнение свое высказывать, раза четыре - не меньше. А пока, выкладываю найденный мною фрагмент и общий вид карты.

Что мы видим на ней? 1886 год - это болгарский кризис, о котором ниже, под катом. Художник изобразил австро-венгерских... поджигателей (раздувателей) войны и русских пожарников, заливающих Болгарию миролюбивой российской дипломатией.
Бисмарк изображен в характерном стиле - он немножечко паук, немножечко акробат, поддерживающий всех сразу (для тогдашнего обывателя это было сродни проведению черных месс, людям и ближе, и понятнее была топорная политика накануне ПМВ).
Из Швейцарии Европу опутывают какие-то гады, то ли социалисты, то ли масоны, но в общем вредят. В Италии король воюет с Папой Римским, тут все понятно, как и английские дела. И т.д. - Россия изображена удивительно милой, в том смысле, что вместо привычных нам казака, царя или осьминога - девица в кокошнике, раздраженная, но симпатичная.


Ранее в блоге, -

Глубочайшее недоверие Александра III к подавляющему большинству собственного народа, выразившееся в знаменитом циркуляре о "кухаркиных детях", его презрение к интеллигенции и "инородцам", неизбежно оказывали самое дурное влияние на внешнюю политику Российской империи, окончательно приобретший в восьмидесятые годы характерные и по сей черты: параноидальную подозрительность, стремление подменять собственно дипломатическую деятельность "агентурной" (самого низкого пошиба) и устанавливать над союзникам систему самого мелочного контроля, приводящую в конечном счете к совершенно обратным результатам.

Новый балканский кризис, начавшийся в 1885 году, вполне продемонстрировал все "выгоды" такого подхода. С конца семидесятых годов Болгария - главное орудие влияние России в регионе, - была буквально наводнена российскими военными и, как сказали бы сегодня, "политическими консультантами", определяющими каждое кадровое назначение в княжестве. Помимо этого, стране была навязана конституция, превращающая болгарского князя, немецкого офицера и родственника покойного русского императора Александра Баттенберга, в чисто номинальную фигуру. Все это, по мнению российских властей, должно было превратить Болгарию в марионеточное государство, но, как вскоре выяснилось, и избранный Санкт-Петербургом метод, и его исполнители оказались неадекватны реальному положению вещей.

Сколь не были благодарны болгары русским за освобождение 1877-78 гг., чувства эти имели свой запас прочности - запас бездарно израсходованный Россией на пустяшные интриги, лишь расстроившие союз двух стран. В конце концов, когда князь решился выйти из роли безвластного наблюдателя и принялся проводить внутреннюю политику с учетом представлений и интересов самих болгар, это так возмутило Санкт-Петербург, что россияне отозвали своих "советников" - "блестящий" пример обидчивости в дипломатии! Очевидно, окружение Александра III полагало, что этот демарш сам по себе приведет к падению Баттенберга, но когда этого не произошло, начались хорошо знакомые нам в XXI обвинения в "неблагодарности" болгар, предпочитавших будто бы власть немецкого князя дружбе с Россией. Вместо того, чтобы проанализировать причины столь громкого провала собственной дипломатии, буквально за несколько лет "избавившей" империю от столь преданного союзника, в ход вновь пошли досужие разговоры о англо-немецких интригах и "коварстве Бисмарка", оторвавших-де "болгарских братушек" от России.

То, что Александр III не верил немецкому канцлеру и кайзеру Вильгельму, без конца заверявших русских, что Германия не имеет ни малейшего отношения к ухудшению отношений между Софией и Санкт-Петербургом, было вполне понятно - царь вообще мало кому доверял, - но то, что в России оказались неспособными отличить действительное положение дел от надуманного - это внушало самые тяжелые опасения, ибо какой смысл в "реальной политике", если ей приходится взаимодействовать с людьми, живущими в мире собственных иллюзий? На этот вопрос, не разрешенный, к слову, и по сей день, пожалуй даже Бисмарк не сумел бы найти ответа.

Между тем, в 1885 году Болгария сделала важный шаг... от условий выработанных на Берлинском конгрессе в сторону продиктованного россиянами Сан-Стефанского мира. Воспользовавшись начавшимися осенью того же года волнениями в населенных болгарами османских провинциях, князь Александр провозгласил объединение Болгарии - и вызвал тем крайнее неудовольствие в Вене и Белграде. Если турки покорно снесли потерю и без того, фактически отпавших уже провинций, то в Австрии и Сербии посчитали такое расширение Болгарии нарушением прежних соглашений и вскоре сербская армия уже спешила атаковать болгарские войска.

Все это, казалось, самым очевидным образом опровергало разговоры о немецкой или австрийской интриге в Болгарии, а главное, позволяло России восстановить отношения с Софией и, объединившись с Берлином, выработать общую позицию в разгорающемся кризисе. Разве расширение Болгарии не было целью российской дипломатии со времен последней русско-турецкой войны и разве не стоило воспользоваться возможностью вбить клин в австро-германскую дружбу? Вместо этого, Россия... выступила против расширения Болгарии и отозвала еще находившихся в болгарской армии генералов русской службы, предоставив, таким образом, проавстрийской Сербии расколотить своего единственного союзника на Балканах. Еще один "блестящий" пример обидчивости в дипломатии - пусть уж лучше потерпевшая поражение Болгария будет ослаблена и унижена, но окажется в полной зависимости от России, нежели Санкт-Петербург поступится "принципами" и начнет относится к балканской стране, как к "младшему", но все же союзнику, а не еще одной российской губернии.

Этот потрясающий в своей глупости шаг, лишь подчеркнувший обидчивость и злопамятность, присущую всем тупоумным государственным деятелям вроде русского императора Александра III, приобрел совсем гротескные черты, после того, как болгарская армия самым неожиданным для Санкт-Петербурга образом "справилась сама" и наголову разбила врага в битве при Сливнице, после чего война была перенесена на территорию Сербии. От новых поражений сербов спасли австрийцы, предъявившие Баттенбергу ультиматум, но даже и с английской поддержкой в Вене не могли игнорировать сложившегося положения - объединение Болгарии состоялось.

В ответ на это в Санкт-Петербурге не нашли ничего лучшего, как произвести переворот, низведя Болгарию до положения латиноамериканской страны. Российские агенты буквально выкрали князя из Софии, а после того, как он оказался на территории империи - отпустили в Австрию. На этом трагикомическая история не закончилась - свергнутый болгарский правитель вернулся в страну, легко восстановив свое положение, и только после переписки с русским императором, прямо потребовавшим его отречения, решил оставить княжество. Он не отличался особенным честолюбием и не держался за власть - другой человек на его месте вполне мог бы и не уступать российским домогательствам.

Добившись падения ставшего ненавистным в Санкт-Петербурге Баттенберга, царская дипломатия избавилась от пророссийски настроенного князя - и потеряла Болгарию. Не сумев представить собственного кандидата, российское правительство оказалось поставленным перед фактом приглашения на престол "австрийской кандидатуры" - немецкого принца Фердинанда, ставшего в 1887 болгарским князем. Оказалось, что свергнуть Баттенберга, опиравшегося лишь на Россию, было куда проще, нежели бороться с новым князем, заручившимся поддержкой Австро-Венгрии и Великобритании. Самостоятельно разрушив собственное положение в стране, доселе считавшейся в Европе российским сателлитом, Санкт-Петербург был поставлен перед фактом сближения Вены и Лондона, с возрастающим раздражением следивших за топорными действиями русских на Балканах.

Опять повторялась ситуация 1878 года, только теперь Российская империя выступала против австро-британского блока не ради создания "великой Болгарии", а лишь надеясь удержать княжество под своим контролем, полнейшая неспособность осуществлять который и привела к сложившейся ситуации. В Европе опять заговорили о войне, набирал силу "буланжизм" - подобно свежей крови, новый кризис на Балканах "оживил" во Франции реваншистского вампира. И вновь на сцену выступил Бисмарк, уже в привычном для себя амплуа миротворца - одернув австрийцев, канцлер убедил русских смириться с решением болгарского парламента и отступить. На этот раз Россия потерпела настоящее дипломатическое поражение, вполне сравнимое с футбольной ситуацией "гола в собственные ворота", и, как и в 1878 г., российская пресса не замедлила указать на виновных - английское, немецкое и австрийское правительства, а также "неблагодарность" болгар. "Германские державы" и Англия вместе стали на пути России к Царьграду, - вопили газеты, призывая не только к "славянскому единству", но и союзу с французами, тоже-де "пострадавших от тевтонов", как и русские.

...

з.ы. Нашелся такой человек - прошу любить и не жаловаться, pleasenomoreads.



Tags: 19 век, Европа, Карты, Россия и ее история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Запомните эту карту

    - карту наших предстоящих триумфов. Партия в Сommander the Great War по сети (интернет). 24 декабря 1914 года. В свое время я очень ждал эту…

  • Разврат

    - и похоть. Афишы "Фоли-Бержер", одного из парижских кабаре, в котором французы проматывают наследние Хлодвига. 1874 - 1902 гг. Хотя Фоли открылся…

  • Пятничные бабы

    - наша традиционная рубрика. На этой неделе мы славно потрудились, а потому сегодня - в двойном объеме! Что это означает? Это означает, что для…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments

Recent Posts from This Journal

  • Запомните эту карту

    - карту наших предстоящих триумфов. Партия в Сommander the Great War по сети (интернет). 24 декабря 1914 года. В свое время я очень ждал эту…

  • Разврат

    - и похоть. Афишы "Фоли-Бержер", одного из парижских кабаре, в котором французы проматывают наследние Хлодвига. 1874 - 1902 гг. Хотя Фоли открылся…

  • Пятничные бабы

    - наша традиционная рубрика. На этой неделе мы славно потрудились, а потому сегодня - в двойном объеме! Что это означает? Это означает, что для…