Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Categories:

Николаев

- в 1918 году. Хорошее дополнение к этому замечательному (очень он мне нравится) посту.


В 1917 году город пережил характерное для того года "полевение самоуправления", вследствие чего к весне 1918 года в Николаеве хозяйничали красные, возглавляемые то ли товарищем Ряпно, то ли товарищем Ряппо. Одно лишь ясно - это один и тот же человек, несомненно - редкая сволочь. А в остальном - царили анархия, разруха, произвол солдатни. Затем переговоры в Брест-Литовске и...

Вальтер Фест, журналист, свидетель боев, -

15 марта войска выдвинулись маршем в направлении Николаева. Операцией руководил командир 21-го полка - майор Багге. Позже он был назначен комендантом Николаева.
Передовой отряд въехал в Варваровку 16 марта в час дня. Русский самолет, который вылетел навстречу из Николаева, осмотрел немецкую колонну и развернулся назад. Первые три грузовика были уже на косе, которая ведет к наплавному мосту на плотах через Буг, когда пришло сообщение, что мост разведен. Пересечь реку было невозможно. Остановка и рассредоточение пехоты, установка пулеметов, маскировка автомобилей заняли несколько часов. Большевики, находившиеся в Николаеве, начали стрельбу из пулемета. Позже еще два самоходных орудия открыли огонь. С немецкой стороны прибыл в полном составе батальон и занял берег в Николаевке и Варваровке. Автомобили подвезли орудия, чтобы войска смогли эффективно противостоять вражеской артиллерии. С наступлением сумерек пушки были установлены на позициях и готовы на следующее утро открыть огонь.

Все самолеты, размещенные в Варваровке, попали в наши руки. Было необходимо подготовить на следующее утро один исправный самолет, который под управлением немецкого офицера мог бы провести разведку и сбросить бомбы на вражескую артиллерию и пулемет.
Но ночью большевистские лидеры покинули город или затерялись среди мирного населения. Утром 17 марта 1918 года немецкие войска вошли без боя в Николаев, который с облегчением вздохнул после господства большевиков. Сражение, состоявшееся накануне, забрало жизнь одного немецкого солдата.



Прапорщик Савва Белогай, невидный николаевский общественник и... прапорщик, -

Целую ночь городской голова, комитет и другие общественные деятели провели в городской управе, принимая всякие меры, вызывавшиеся условиями момента.
В 9 часов утра немцы были уже в городе, а в 4 часа состоялось заседание городской управы с немецким командованием. Присутствовал на этом заседании и я. Между многими вопросами обсуждался также вопрос о разоружении населения. Городской управой было дано обещание выработать обязательные постановления о порядке ношения и хранения оружия и требование к населению о сдаче оружия, не разрешенного к хранению (винтовки, пулеметы, карабины, бомбы и т. п.). Хотя немцы и заявили, что вся власть в городе принадлежит городскому самоуправлению, однако они потребовали, чтобы прежде напечатания в газетах такого рода постановлений оригиналы их были бы представлены им.
Между прочим, немецкое командование согласилось сохранить легализованные боевые дружины лояльных партий социал-революционеров и социал-демократов и еврейской самообороны. Эти дружины накануне вступления немецких войск оказали милиции немалую услугу, разоружив до 900 человек красноармейцев.

Одновременно почти с первого дня вступления немцев в городе враждебными силами велась усиленная агитация среди широких масс. Агитация велась самая разнообразная: против думы, Центральной рады, украинцев, немцев и буржуазии. Широкие массы питались самыми нелепыми слухами. В центре города почти на всех перекрестках кишели толпы, и мне то и дело приходилось выезжать на места, чтобы рассеивать эти толпы.



Разумеется, сволочь восстала. Не сама, конечно, а когда к городу начали подходить большевистские банды. Савва Иванович, -

Но в пятницу, 22 марта, часа в два дня до меня дошли сведения, что в городе, во 2-й Адмиралтейской части, падают снаряды. По их направлению нетрудно было определить, что стреляет кто-то, находясь вне Николаева...


Николаевская прокуратура, -

В половине третьего внезапно в городе начали падать снаряды и послышалась артиллерийская стрельба откуда-то из-за черты города. От думы был послан в штаб германцев начальник охраны города Малевич для выяснения причин обстрела. По телефону с разных сторон сообщали о жертвах и начавшемся среди населения волнении и о том, что будто бы со стороны Херсона и станции Долинская подошли большевистские эшелоны. В три часа Малевич возвратился в думу и доложил, что в германском штабе большое возбуждение. Германцы грозят будто бы принять свои меры для немедленного разоружения населения, которое отказывается сдать оружие, несмотря на вывешенное по этому поводу объявление. О причинах обстрела города они не дали удовлетворительных объяснений, так как, видимо, еще сами не ориентировались в создавшейся обстановке. В это время из милиции поступило сведение, что через базар прошла крайне возбужденная вооруженная толпа в несколько сот человек, и милиция никаких мер принять не могла.

Окружив начальника милиции, толпа требовала оружия, чтобы идти сражаться с германцами и помочь, по ее объяснениям, «нашим» подошедшим войскам из Херсона.

...город лишился воды, ввиду пробития снарядом большевиков водонапорной башни. Всю ночь продолжалась артиллерийская стрельба, слышны были взрывы бомб.



Херсонская газета "Родной край", -

На улицах лежало много обгорелых трупов, причем убрать их не было никакой возможности вследствие переполнения морга. Убитых в городе не менее двух тысяч человек. Совершенно разнесено место, где был базар: все магазины погорели. Разбито здание городской думы, Петроградской гостиницы, дом, где находился склад сельскохозяйственных орудий Эльворти, большой дом братьев Векслер. На окраинах города продолжались пожары. Восстание подавлено самым суровым образом.


Николаевский "Вестник", -

После богослужения заседание было открыто бывшим городским головой Леонтовичем и секретарём Донским. Городской голова сказал, что по требованию немецкой власти Дума должна возобновить свою деятельность. Предстоит много работы для приведения в порядок городской экономики. Немецкое правительство выразило надежду, что наконец-то местное самоуправление перейдёт от слов к делу.

И хотя Дума была собрана из депутатов еще царских времен (выборы революционной поры консервативные немцы не признали), надежды на переход от слов к делу не осуществились. Интервенты установили жестокий оккупационный режим: с комендантским часом, патрулями и открытыми магазинами. Играла легкая музыка, грабежи прекратились. Общественность обсуждала программы - политические и театральные. Но едва только развалился союз Центральных Держав, едва только Антанта пообещала немцам мир на условиях пунктов Вильсона, как растаял последний шанс Украины (и Николаева) избежать ужасов гражданской войны на развалинах Российской империи. Немецкие войска эвакуировались из города с боем, атакуемые а) украинскими республиканскими войсками комдива Григорьева б) славными революционными отрядами краскома Григорьева в) анархистскими бандами атамана Григорьева - не гадайте, все варианты верны, дело в хронологии.

При этом, в городе уже находились войска Антанты - французы и греки, которых местная травоядная общественность радостно приветствовала, как настоящих, демократических освободителей Николаева. Дальнейшее известно - немцы ушли, французы бежали, частично взбунтовавшись, а бедных греков еще и порубили/порубали григорьевские конники.
Травоядная общественность пошла на корм красным коням, а Григорьев при очередной перемене дирекции был застрелен "героем"-уголовником Махно. А мог бы дожить до 1936 или даже 1938 года - ходил бы себе эдаким красавцем среди каких-нибудь червонных казаков, рассказывал бы пионерии о победных телеграммах Ильичу, о взятых городах.

Не повезло ему - это утешает, но Николаев все равно жалко, ведь с описанных событий пройдет всего три года, а газета "Красный Николаев" будет бодро сообщать своим читателям о повсеместных случаях людоедства... не на почве классовой ненависти, конечно - от голода. Да вот, пожалуйста, слово местному ГУБПОМГОЛу, -


Население употребляет в пищу все то, что возможно, начиная от конины и кончая собаками и кошками, каковые продаются по бешеным ценам, вместо хлеба употребляются суррогаты из просяной муки и отрубей... наблюдаются факты умопомешательства...


Ну а теперь - к фотографиям, большую часть из которых сделал простой саксонский пехотинец Херлих, выпустивший в 1919 году альбом "От Буга до Эльбы".


























































з.ы. кстати, у Николаева есть очень интересный виртуальный исторический музей.

Tags: 20 век, Германская империя, Гражданская война в РИ, Украина и ее история, Фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments