Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Давно назревший пост

- даже удивительно, что его не было. Ничего, зато я всегда на посту. Мне, как вы знаете, очень нравится делать подборки, наверное даже больше чем вам их читать. *голосом Троя Макклюра* Вы можете помнить меня по таким подборкам как Человек и его шапка, или бабы Карла, или Танк и пароход. А также по многим другим!
Но, мы совершенно упустили случившийся двумя месяцами ранее юбилей (216-летие) величайшего полководца в истории, самого великого воителя 19 века и попросту очень, очень, очень хорошего человека - фельдмаршала, графа фон Мольтке! Кроме того, в под катом вы можете увидеть Мольтке в гражданской одежде, б) услышать его голос, записанный с помощью сумрачного германского изобретения в октябре 1889 г.
И, разумеется, мы кратко ознакомимся с биографией героя. Сразу должен сказать, что фельдмаршал прожил 91 год, а потому до конца поста долистают не все. Кроме того, в силу некоторых особенностей месте и времени, в которым жил и трудился Великий Молчальник, мы лишены возможности увидеть его внешность до середины 50-х гг. 19 века, когда ему стукнуло столько же, т.е. до того времени как он вышел в люди, став начальником генерального штаба.

Как и многие великие полководцы (вроде комбата С. Семенченко),фельдмаршал  Мольтке после войны стал депутатом



Потомок рыцарей аж с 1246 г., родился 26 октября 1800 г. третьим ребенком у прусского лейтенанта и дочери торговца. Вместе с папой, поменявшим службу королю прусскому на служение королю датскому, они перебрались из Мекленбурга в Гольштейн, благо все это было одна Священная Римская империя. Там юного Мольтке отдали в кадетский корпус, условия в котором он счел невыносимыми: Копенгаген слезам не верит! Парня били, но все-таки сделали офицером.
Да все напрасно! Мольтке немедленно (спустя три года после выпуска) перебрался в Берлин и сменил красную форума на нежную прусскую лазурь, которую в прусской армии уже не носили, поменяв на синее. Но так будет поэтичнее, согласитесь! Экзамен у него принимал сам Гнейзенау, а будущий король и император Вильгельм, как говорят, увидев худенького невзрачного офицера саркастически хмыкнул - хорошенькое приобретение!
Зато в прусской армии хорошо кормили, а также давали много свободного времени - да-да! После полудня офицер мог быть свободным и потратить эти часы на что-то стоящее: проиграться в карты и застрелиться или выучить английский. Мольтке выбрал второе, хотя карты тоже очень уважал. Он любил играть в вист, по-маленькой, и ненавидел проигрывать, немедленно сворачивая игру и сварливо упрекая напарников в неудачах. Любопытно, что эта практика не распространилась на профессиональную деятельность будущего фельдмаршала, хотя история полна примера обратного.
Кроме игры, изучения языков (он выучил шесть, включая польский) и переводов, Мольтке много пишет, например роман из истории Семилетней войны. В нем он выписывает своего приятеля и приятельницу, в которую влюблен: два прусских офицера желают обладать одной графиней, но каждый стремится отойти в сторону ибо честь... в решающий момент из кустов мелодично выезжал рояль - у графини оказывалась сестра-близняшка и все заверте...




Мольтке заканчивает Военную академию в Берлине, получает назначение в полк и уныло учит зольдатиков держать шаг. Служба идет, но без удовольствия: Гельмуту явно приятнее работать с книгами и картами нежели с людьми. Наконец, после нескольких лет мучений, его забирают в Генеральный штаб, обязав создать точные карты, по которым прусская армия может одинаково свободно воевать хоть с шахом, хоть с богдыханом.
Для этих целей 35-летнего капитана посылают в Османскую империю, научить одних чурок воевать с другими: т.е. позволить туркам отбиться от египтян и немножечко напасть на персов. Мольтке наблюдает продолжающееся на Востоке темное мусульманское Средневековье, учит турок с какого конца заряжать ружья и претерпевает массу приключений: сплавляется на плотах, убегает от чернокожих египтян, рисует. Вдохновившись сказочным Востоком (чумные бунты, смещение визирей и т.д.), капитан Мольтке издает свои впечатления в качестве книги, выдержавшей массу изданий. Он вообще становится активно пишущим человеком: выходят новые и новые переводы, исторические труды и наблюдения.
Любопытно, что в ходе турецких армейских реформ наш герой вызвал подозрения у англичан - они посчитали его русским агентом.


Во время датской кампании


После возвращения из Турции разбогатевший капитан женится на малолетке юной падчерице своей сестры, становится адъютантом будущего кронпринца, путешествуя с ним по Европе. Франция приводит его в ужас, он до конца жизни остается при мнении, что Кале - худшая дыра на свете. А ведь человек был в Турции и России! Он придирчиво осматривает армии соседей - английское войско попросту жалкое, французское отстает в обучении, русское хорошо, но офицерские кадры никуда не годятся, чем выше они по званию.
Придворного генерала постепенно повышают, а при новом короле Вильгельме, с его консерватизмом, и вовсе делают начальником генерального штаба. Этот пост тогда еще не имел особенного значения, так что можно говорить о синекуре, насколько это слово употребительно в трудолюбивой прусской армии. Танцор (а танцевал Мольтке прекрасно) вступает в и.о. начальник и ждет когда его Пруссия вместе с Австрией (она, наряду с Италией - любимые его земли) поведет войну против Франции, за великогерманское единство. Увы, такая возможность предоставляется нескоро, да и то против Дании.

Супруга, а вовсе не Мольтке




Новый начальник генштаба


В 1864 г. бывший копенгагенский кадет с лихвой расплачивается за расквашенный когда-то воспитателем нос: после того как импровизированное руководство чудовищно старого фельдмаршала Врангеля становится очевидно некомпетентным, за дело берется Мольтке. Прусская армия громит датчан на суше, австрийский флот - на море. Дело сделано, король и канцлер поверили в чудодейственные планы своего генерала. Сам он, символ аккуратного планирования, насмешливо заявлял, что любой план устаревает с первым же выстрелом и называем стратегию системой подпорок, позволяющих командирам как-то сообразовываться с реальностью происходящего. И реагировать на нее.
Сам он продолжал оставаться верным себе: человек на людях молчаливый, он удивлял приватных собеседников живостью характера и даже красноречием. Более того, эпистолярное наследие фельдмаршала составляет с полдюжины томов. Впрочем, для диалога требовался соответствующий собеседник, с дураками Мольтке спорить никогда не любил, немедленно прекращая разговор в случае обнаруживающейся полярности мнений.
Сразу после датской победы он отпускает шутку, подбросив на место археологических раскопок, в которых принимал участие весь штаб, дощечку, на которой руническим шрифтом было написано имя адъютанта командующего. В этом был весь Мольтке.




После победы он становится третьей головой в прусском драконе, вместе с Вильгельмом и Бисмаркой. Война с Австрией ему глубоко неприятна и он делает все, чтобы выиграть ее быстро, отрубая хвост, так сказать, сразу.
К этой кампании относится и известный анекдот, родившей из пыли боя под Кениггрецем: был уже полдень, Вторая армия запаздывала и король совсем потерял голову: Мольтке, Мольтке, мы проигрываем сражение! Ваше Величество выиграют сегодня не просто битву, а всю кампанию, - успокаивал его начальник генштаба. Бисмарк, наблюдавший эту сцену, решил проверить не наигранное ли это спокойствие и, подъехав к нему, протянул портсигар, в котором оставалось лишь две сигары. Мольтке внимательно рассмотрел и выбрал лучшую. Наигранности не было.




Одержав победу, Мольтке даже хотел уйти в отставку, на пике карьеры. Приветствуя толпы людей, вышедших посмотреть на новоявленного героя (а популярным он стал именно тогда), полководец шепотом произнес своему адъютанту: а стоило бы мне потерпеть хотя бы одну неудачу и они бы кричали - вот едет старый дурак! Он уже богат, хотя и по прежнему путешествует в вагонах второго класса. Лысину скрывает парик, смерть жены и отсутствие детей - многочисленные родственники и работа, работа, работа. Как жаль, что в сутках всего 24 часа, пишет фельдмаршал.
Посылая племяннику крупную сумму, на жизнь, заботливый дядюшка писал: потратишь сразу все - транжира, не потратишь ничего - скряга.









Наконец, начинается главная война - война с Францией. Мобилизацию он проводит на диване, в служебном помещении, читая роман любимого Скотта: а почему бы и нет? все работает как часы. Победа следует за победой, сменяясь труднейшей осенне-зимней кампанией, но Мольтке по прежнему активен, собран и его ум не притуплен. Бисмарк, в эти месяцы жестоко с ним рассорившийся (он, канцлер, требует палить по Парижу из тяжелых пушек, а фельдмаршал предпочитает убивать врага голодом и болезнями, предоставив дело времени), в шутку называет семидесятилетнего германского воителя вампиром, которому кровь придает сил. Мольтке в ответ ворчит что-то о безответственных политиканах, но после войны они примиряются.






Фельдмаршал фон Мольтке командует бомбардировкой Пекина на борту флагманского цеппелина, 1883 г.


Уникальная фотография - такса и граф


Орденов как у Брежнева, а воевал ли?..






Двадцать лет после победы 1871 г. не стали для фельдмаршала годами почивания на лаврах. Он по прежнему (вплоть до середины 80-х) руководил генеральным штабом, участвовал в работе парламента (став депутатом с лейтмотивом - лучше уж я, чем социалист) и блистал ораторским искусством: старик разговорился, заметил один из его офицеров, когда Мольтке сказал в одном из своих ежегодных обращений на пару слов больше чем в прошлый раз.
Успев перед смертью написать еще одно произведение, о загробной жизни, фельдмаршал скончался 24 апреля 1891 г. Умер он также скромно как и жил - после нескольких партий в вист попросил сыграть ему на пианино, а потом внезапно вышел в другую комнату. Немного позже, родственники обнаружили его без сознания, тем же вечером его не стало.
Что сказать? Безусловно, Мольтке это пример всем и во всём - человек добившийся всего исключительно трудолюбием, талантом и своими силами. Кроме того, ему повезло - начисто лишенный ораторского искусства и харизмы вожака, он сумел проявить свою индивидуальность иным способом, на бумаге - чем и выделился из своей среды. Немного везения, удачный шанс - и остальное стало делом техники.


Стройте железные дороги, говорил нам фельдмаршал - и вкладывался в соответствующие акции!





И, конечно же - спасибо деду за победу!

Tags: 19 век, Германская империя, Германский союз, ЖЗЛ, Королевство Пруссия, Простая история
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments