Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Пришла

- пора пятничной русалки и хладных (как попы моих бывших) историй. Русалка сегодня тощеватая, одни, значит, кости, но что поймал в сети, то и поймал, уж не взыщите.



Давно мы не калякали вот так, у камелька, буквально как старые-добрые други. Буквально со вчерашнего дня не калякали, в самом деле. Между тем, к концу недели у меня скопилось достаточное количество мелочей-карапуль, посвящать отдельный пост ради которых жалко, а собрать в один - можно, да и кто может мне запретить? *темнея лицом*

Началось это в 1990 году, в Мариинске, на шпалах. Вообще, вспоминая тот год в Сибири, я постоянно возвращаюсь к теме расстояний - там все время приходилось куда-то идти или ехать. Желаете попасть на городской жд-вокзал? Извольте, сорок минут на маленьком желтом львовском автобусе, по тайге и тундре, через железнодорожный переезд - и если там будет идти поезд (а он будет там идти), то это уже не сорок минут, а верный час. Купить молока? На автобусе (другом), куда-то в деревню, в тайгу, в тундру, к бабушке с козами. Даже развлечения там были связаны с поездкой: катание на санках (это прекрасно) с километровых горок (на городском стадионе даже воздвигли монструозную деревянную горку, полив ее водой - жаль у нас не переняли эту традицию), а когда мама захотела отдать меня в кружок... кстати, о кружках.
Знаете, я их ненавижу. Точнее, быть может мне удалось бы их полюбить, коли б не административный зуд моей маменьки. В течении одной календарной недели (сейчас мне кажется, что это было сразу после приезда из Украины - неделя в поезде, сутки на автобусе, который застрял в грязи и передвигался как баржа времен Николая I, силою бурлаков-пассажиров), я был последовательно записан на а) авиамодельный кружок (милое место, в каком-то клубе, где пахло клеем и было много людей в свитерах и очках, там мне подарили самолетик, но ходить туда я не смог из-за транспортных неудобств - клуб помещался как бы в городе, в доме с желтыми стенами, но добраться туда было еще сложнее чем на вокзал), б) цирковой кружок (в городском кинотеатре, прямо за полотном, так что кино смотреть было можно, но картинка была как-то перекручена, поэтому кино было смотреть все-таки нельзя - там я провел три незабываемых дня, в ходе которых с трудом научился жонглировать двумя предметами, ныне этот навык безвозвратно утрачен), в) кружок лыжный (после провала предыдущих попыток, мама совсем отчаялась в поисках путей развития семилетнему мне, и я было вздохнул свободно, но как-то по дороге домой мы зачем-то зашли на стадион, о чем-то пообщались с человеком в физкультурном костюме и мне было велено немедленно надеть лыжню, сначала одну, а потом другую: т.е., натурально, прямо здесь и сейчас - встать в хоровод лыжников, уныло бредущих по стадиону). Я сделал, вместе со всеми, несколько кругов ходьбы, после чего тренировка закончилась, равно как и мое участие в лыжном спорте.
Венцом мариинских неудач стал крах надежд на покупку металлической модели милицейского пазика: он продавался в трех видах, красный пожарный, желтый милицейский и белый скоропомощной - я настаивал на милиции, но был согласен и на пожарников. Увы! К моменту покупки в ассортименте оставалась только скорая, которую мне и купили. Скорая! спасибо тебе, СССР 1.0! Горечь мою не скрасила даже китайская рыбка-предсказательница - ее нужно было класть на ладонь, она извивалась, отвечая на все вопросы мироздания.

Но, было и еще кое-что. Как я уже говорил, в тот год мы шли куда-то по шпалам, довольно долго и далеко - вокруг была осень, редкий лес и земля цвета сон разбойника. Я, знаете, никогда не был плаксивым или орущим ребенком, так что шел бодро, но живость характера и однообразие природы не могло не сказаться на моем настроении. Мама, наверное, была не лучшим педагогом, но любила меня, а потому - совершенно внезапно - начала выдавать на гору такие студеные истории, что я и сейчас удивляюсь, как это у нее вышло. В общем, начало было совсем простым, детским: какое-то, как я сейчас понимаю - антропоморфное, животное жило в собственном доме и занималось кооперацией, на грани спекуляции. В этом ему помогали двое подручных - Трость (худой, высокий заяц) и Пупс (тоже ушастый, только, соответственно, низенький и толстый). Главный персонаж был, как и полагается, равномерно распределенным собранием всех положительных качеств (без сиропа), а вот подручные, постоянно фейлящие в исполнении планов главного, составляли комическую сторону. Главным врагом коммерсов-зверей был Милиционер - мужчина средних лет, желчный, задерганный жизнью, но по своему симпатичный, ибо взяток не брал и бутылок в жопы никому не засовывал. Он настойчиво, но безуспешно пытался вывести нашу троицу на чистую воду - следил, появляясь в решающий момент с сардоническим "ага!", но в конце-концов все равно приогрывал, потому что главный персонаж вытаскивал из кустов Хитрый План и всех спасал.
Мама рассказала эти истории настолько связно, без швов, что я долгое время думал увидеть оригиналы на экране. Понятное дело, что повествование основывалось на классике (желчный худой, веселый толстый и т.д., но! но!) - но нет. Рассказанное в тундре так поразило меня, что я начал требовать новых историй - и получал их, уже перед сном.
Потом мы, слава Богу, уехали обратно, все заверте... но с 1994 года истории вернулись, да еще как. Теперь это уже была чистая сатира, юмор - ближайшим и единственным аналогом я могу назвать "Осторожно модерн!" - 2, с его постоянным персонажами-жильцами дома на улице Красивых молдавских партизан.
Итак, сначала, отпали зайцы, все и сразу. Но, Милиционер - остался. Он потерял большую часть прежнего идеализма, став еще более желчным, прекратил попытки бороться со спекуляцией (на дворе были 90-е) и даже зарабатывал на своем участке как мог, по мелочи. Жил он, как и прежде, бобылем, но теперь у него была собственная квартира, которую он - по доброте душевной - делил с Дедушкой. Дедушка был немолод, тощ, лыс, но очень активен и подвижен. Ближайшим - и наиболее верным - его аналогом будет Паниковский, сыгранный Гердтом (я так и не спросил, но на сто процентов уверен, что источником вдохновения был именно он). Пенсия была мала (отбиралась в общую казну Милиционером) и дедушка подвизался на мелких гешефтах и махинациях. Этажом ниже жил Профессор, такой, знаете, не старый еще, полнокровный мужчина с белой, ухоженной бородкой-клинышком, розовой кожей и даже женой. Профессора звали по имени отчеству, что-то вроде Сигизмунда Ладовича, он был очень интеллигентен, но вспыльчив. Профессор был главным объектом для травли со стороны дедушки - тот постоянно пытался что-то украсть или выманить у него, напрашиваясь в гости или починить, по соседски. Жена Профессора обладала более сильным характером, но имела особенность терять сознание в решительный момент. Милиционер, как правило, выступал в роли нечестного третейского судьи - на полные справедливого гнева тирады Сигизмунда Ладовича он обещал разобраться, но в целом поощрял Дедушку в его попытках обогатиться за счет профессуры. Иногда к нашим героям заезжал в гости Дядя Милиционера, эдакий слесарь-интеллигент из провинции. Звали его Густав Адольфович (именно, блядь, так!) - это был добродушный высокий (но не тощий) мужчина лет 45, пытавшийся чинить все, что работало нормально, с известным результатом. Спустя годы я посмотрел "Лес веселых друзей" и увидел Дядю в Лосе. Это было стопроцентное попадание, во всем.
Вот, например, одна из моих любимейших историй: Милиционера приглашают на телевидение (местное), на что-то вроде дебатов или ток-шоу. Чтобы придать себе веса и героический ореол в глазах телезрителей, он договаривается с Дедушкой о том, что тот, в качестве "простого жителя нашего района", возьмет во время передачи слово и расскажет заранее подготовленную историю о том как Милиционер спас его от бандитов. Дедушка добросовестно тянул руку, вылазил рассказывать, но живость характера и манера увлекаться делали свое черное дело: иду я, значит, вечером по улицам, а кругом бандиты, бандюги, бандюганы. Подлетают они ко мне, двадцать рыл, в руках кастеты, ножи, пистолеты, рты перекошены и кричат - доставай такой-сякой авоську, что у тебя там?! Дальше дедушка представлял себя эдакими былинным богатырем, который раскидывает негодяев в одиночку, заодно спасая и Милиционера, якобы трусливо укрывшегося под лавкой. Тот, в студии, в это время краснел, белел и покрывался пятнами. В какой-то момент он взрывался и начинал вопить на своего приятеля, полностью выдавая себя и хороня легенду прямо на глазах у всех.
Это было прекрасно, настолько, что я даже брался пересказывать отдельные истории одноклассникам-четвероклассникам, сумев собрать немалую аудиторию. Как маме, человеку абсолютно не пишущему, удавалось на ходу сочинять все это я не знаю, но ничего смешнее мне слышать и читать с тех пор не доводилось. Потом, увы, я повзрослел, покрылся шерстью, усами, прыщами и истории закончились.
Но я не забыл, не забыл.
Tags: Быль, Личное, Русалки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments