Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Пандемия Юстиниановой чумы

- или как крысы повлияли на ход истории. Продолжаю небольшой цикл микробов и людей - тема для меня не очень знакомая, но, надеюсь, общее представление интересующимся даст.

Чума – величайший бич человечества, подарившая свое название одному из библейских всадников Апокалипсиса
Yersinia

Первая половина 6 века. Император византийцев Юстиниан I ведет титаническую борьбу за то, что сейчас назвали бы «восстановлением территориальной целостности Римской империи». Армии Юстиниана сражаются с потомками варваров, завоевавших когда-то Западную Римскую империю, в Италии, Африке, Балканах и по всему Средиземноморью. "Варварские королевства" с трудом сопротивляются первой державе цивилизованного мира того времени, но и продолжателю дела Цезаря приходится нелегко: как известно для войны нужны лишь три вещи - деньги, деньги и еще раз деньги. Империя изнемогала от налогового гнета, безжалостно взимаемого императорскими фискалами...
И тут, в самый разгар борьбы, Византии наносят свой удар... маленькие грызуны, давние враги императорских зернохранилищ и бич всех средневековых городов - крысы. Именно они, судя по всему, дали старт первой из трех известных нам пандемий чумы, охватывавших нашу планету.

Корабль с зерном
Из-за аномально холодной зимы 535-536 годов, вызвавшей неурожай и, как следствие, нехватку продовольствия, по всему византийскому Средиземноморью, свирепствовал голод. Люди хронически недоедали, что, несомненно, также способствовало быстрому распространению эпидемии впоследствии: не секрет, что болезнь в первую очередь поражает именно ослабевшие от недоедания организмы. В этих условиях вопрос о доставке зерна в столицу Византии приобретал особенно острый характер: со всех концов империи в Константинополь устремились корабли. Мало кто тогда мог предположить, что обычное дело – прибытие судна с зерном из императорской провинции Египет – обернется началом чудовищной эпидемии, убившей миллионы жителей Европы, Ближнего Востока и Африки.
Крысы, уже зараженные Yersinia pestis (чумная палочка), принесли с собой из Египта блох и смерть: по современным данным вирулентность (способность заражать организм) микроорганизма такова, что достаточно всего трех бактерий, чтобы убить мышь (с укусом блохи человеку передавалось около двадцати четырех тысяч бактерий).
Что же такое чума? Чума ( от лат. Pestis - зараза) - острое природно-очаговое инфекционное заболевание, относящееся к группе карантинных инфекций. Заболевание характеризуется исключительно тяжёлым общим состоянием, высокой лихорадкой, генерализованным поражением лимфоузлов, лёгких и других внутренних органов, часто с развитием сепсиса. Чума отличается высочайшим уровнем летальности и крайне высокой заразностью. Возбудителем, как уже отмечалось, является чумная палочка (лат. Yersinia pestis), открытая и описанная в 1894 году. Инкубационный период составляет всего 12-72 часа. Наиболее распространёнными формами чумы являются бубонная и легочная. Раньше смертность при бубонной форме чумы достигала 95 %, при лёгочной - 98-99 %. В настоящее время при адекватном и своевременном лечении смертность составляет не более 5-10 %.
Возвращаясь к истокам пандемии, возникает логичный вопрос - откуда же в столицу попало зерно, с инфицированными крысами? Единого мнения по этому поводу нет, но наиболее распространенной является версия, что первая зафиксированная вспышка чумы произошла в египетском городке Пелузий (ныне не существующем) в восточной части дельты Нила. Оттуда, из Египта, являвшегося житницей Византии, чума и распространилась по миру.
Так или иначе, но подлинные масштабы эпидемия «Юстинианова чума» приобрела в Константинополе, что и не удивительно: порт, в который постоянно приходили и уходили корабли со всех концов известного тогда мира, был идеальным местом для распространения смертельной болезни. Так и произошло: первые достоверные описания начавшейся пандемии датируются 540 годом, а из «Истории франков» Григория Турского мы узнаем о том, что в 543 году на территории современной Франции вовсю свирепствовала чума. «Прекрасная» скорость для темных веков раннего Средневековья!
Существует и современная гипотеза о том, что на самом деле пандемия бушевала в сельской местности византийских провинциальных окраин за годы до того, как появилась в Константинополе, но подтвердить или опровергнуть ее не представляется возможным: эпидемии как таковые были явлениям достаточно распространенным, а имеющихся материалов явно недостаточного для того, чтобы принять любую из концепций в безусловном качестве.

Распространение Юстиниановой чумы на первом этапе
Byzantium550

Всадник Апокалипсиса на марше
На пике смертности, наступившем для Константинополя в 544 году, по свидетельствам современников, ежедневно умирало до 5-10 тысяч человек. Даже если принимать во внимание традиционную склонность средневековых людей к преувеличению цифр как способу донести масштаб и ужас происходящего (для полумиллионного города это был огромный уровень смертности), нельзя не содрогнуться от этих данных. Заболевшие умирали мгновенно, без особых признаков, обычно сопровождающих чуму.
Секретарь великого Велизария и историк Прокопий Кесарийский, находившийся в начале сороковых годов в столице Византии, разворачивает нам через века картину апокалипсиса, донося ее со всем своим талантом и наблюдательностью писателя: «От чумы не было человеку спасения, где бы он ни жил - ни на острове, ни в пещере, ни на вершине горы… Много домов опустело, и случалось, что многие умершие, за неимением родственников или слуг, лежали по нескольку дней несожжёнными. В это время мало кого можно было застать за работой. Большинство людей, которых можно было встретить на улице, были те, кто относил трупы. Вся торговля замерла, все ремесленники бросили своё ремесло…»
Пандемия чумы быстро распространялась, остановить ее было нечем. Современная ей медицина попросту не знала как бороться с этим бичом человечества: прижигали или вырезали чумные бубоны, заставляли спать поочередно на правом и левом боках, давали фантастические настойки, в состав которых иногда входили даже мелко изрубленные змеи… К сожалению, единственное действенное средство, имевшееся тогда на вооружении человечества – мы говорим о карантине – совершенно не применялось.
Из далеких районов Византийской империи, из ее столицы, чума добралась до Южной Германии и Испании, Ирландии и Англии, Месопотамии и Персии. Римский папа, моливший об отступлении этого «бича божьего», пал его жертвой во время новой волны пандемии, в самом конце 6 века… Болел и сам император Юстиниан, сумевший все-таки избежать печальной участи сотен тысяч своих подданных и выздороветь. А вот его восточному противнику, грозному персидскому шаху, пришлось тяжелее – болезнь ослабила его в критический для персидского государства момент, что привело к попытке захвата власти его наследником, из-за чего в Персии разгорелась междоусобица. Даже в далеком Уэльсе чума собирала свою дань, ее жертвой стал «король валлийцев» Майлгун ап Кадваллон. О миллионах подданных императоров, королей и шахов нечего и говорить – они умирали сотнями тысяч и миллионами. Затихая в одних местностях и вспыхивая в других, порой возвращаясь, эпидемия чумы выкашивала целые регионы, делая их совершенно безлюдными.
Уже упомянутый нами франкский епископ Григорий Турский писал в своей «Истории франков»: «А уж во время самой чумы такая смертность была во всей той области, что и невозможно сосчитать, какое множество людей там погибло. И в самом деле, когда уже не стало хватать гробов и досок, то погребали в одну могилу по десять и более человек. Подсчитали, что в базилике святого Петра (в Клермоне) в одно из воскресений было триста покойников. И сама смерть была внезапной. А именно: когда появлялась рана наподобие змеи в паху или под мышкой, человек так отравлялся ядом, что он испускал дух на второй или третий день. Сила яда лишала человека сознания.»
Другой современник, юрист из Антиохии Евагрий Схоластик, счастливо перенесший это заболевание, дал подробное описание протекания чумы, проходившей преимущественно в бубонной и септической форме: «Язва эта обнаруживалась различными болезнями: у некоторых она начиналась с головы, – при чем глаза наливались кровью, лицо опухало, – потом переходила к горлу и, охватив его, лишала человека жизни; у других открывался понос; у третьих обнаруживалась опухоль в паху, а за тем – необыкновенная горячка, – и они на другой или на третий день умирали, вовсе не сознавая себя больными и чувствуя крепость в теле; иные впадали в помешательство и в этом состоянии испускали дух; иногда вскакивали на теле и поражали людей смертью чёрные язвеные чирьи; некоторые, подвергшись язве однажды или дважды и оправившись от неё, после опять подвергались ей и умирали. Способы заимствования болезни были столь разнообразны, что их и не сочтёшь: одни гибли от того только, что обращались и ели вместе с больными; другие – от одного прикосновения к ним; иные – побывав только в доме, а те – на площади; некоторые, убежав из заражённых болезнью городов, сами оставались невредимы, зато приносили с собой болезнь здоровым; а были и такие, которые при всём том, что жили с больными и прикасались не только к заражённым, но и к умершим, оставались совершенно свободными от болезни; иные же, лишившись всех своих детей или домашних, хотя и желали умереть и нарочно обращались с больными, однако не подвергались заразе, так как бы она действовала наперекор их желанию. Эта язва, как сказано, продолжает свирепствовать до сего времени 52 года, и превзошла все прежде бывшие язвы. Между тем Филострат удивляется и тому, что в его время язва длилась 15 лет.»
Евагрий обратил внимание на цикличность эпидемии: «Величайшая же гибель для людей открывалось особенно во 2-м году всякого пятнадцатилетия и сам я, описывающий это событие, – не мешает, думаю, вносить в историю и то, что касается лично меня, когда это бывает кстати, – и сам я, при начале этой язвы, ходя еще в школу, получил так называемую паховую опухоль. Кроме сего, от этой же, в разные времена обнаруживавшейся язвы, лишился я многих своих детей, жены и других родственников, также слуг и большего числа поселян, – как будто бы периоды времени разделили между собой мои бедствия в то время, когда я описывал это, имея от роду 57 лет, за два года пред тем, как в Антиохии открылась язва в четвертый раз, (потому что от начала ее наступил тогда четвертый пятнадцатилетний круг), кроме вышеупомянутых лиц, я лишился еще дочери и с ней внука
Сам он, по всей видимости переболев в детстве, приобрел иммунитет, избавивший его от смертельной опасности.

Последствия и цифры
Чего стоила «Юнистианова чума» человечеству? В данном случае первая документально зафиксированная пандемия не дает однозначного ответа: цифры представляются весьма умозрительными и могут быть с достаточной долей вероятности уменьшены или увеличены в разы.
Сперва нам следует определиться с хронологией пандемии. Если к ее началу, несмотря на все споры, все исследователи безусловно относят 30-е – 40-е года 6 века, то с датировкой окончания все намного сложнее. Трудно установить точную дату завершения пандемии: считается, что люди перенесли вспышки этого штамма чумы примерно одиннадцать раз.
Впервые об окончании бедствия было объявлено еще в 554 году, но болезнь «вернулась» через три года, вслед за чем последовала новая вспышка в 570 году. В целом, можно сказать, что «Юстинианова чума» бушевала вплоть до начала 8 века, появляясь после пятнадцати и двадцатипятилетних перерывов. К сожалению, мы не располагаем точным сведениями относительно многих из таких очагов: так, например, трудно сказать, относились ли эпидемии на Британских островах в 549 и 664 годах к бубонной чуме или нет.
Еще сложнее определить число жертв пандемии: в рассматриваемую эпоху, находящуюся между гибелью античной цивилизации и новым феодальным миром, в период войн и междоусобиц, в период Средневековья не случайно названном «Темными веками», ни о каком правильном учете говорить, разумеется, не приходится. И все же, на основании некоторых данных, можно слегка восстановить примерную картину демографических потерь от чумы.
Максимальными цифрами, называемыми для Европы, Азии и Африки, обычно являются 100-125 млн человек, причем 4/5 этих жертв проходится на Азию. Современные подсчеты уменьшают это число от 25 млн человек в первой волне (или примерно 13% тогдашнего населения Земли) и до 50 млн суммарно, с учетом рецидивов эпидемии в 7 и 8 веках. Очевидно, что чем более густонаселенной была провинция или город, тем ужаснее были жертвы. Так Константинополь потерял, только в первой волне пандемии, до 40% своих жителей, т.е. почти каждого второго. Можно предположить, что подобный процент жертв насчитывался и в иных крупных городах-портах.
Намного очевиднее долгосрочные изменения, вызванные этой пандемией. Они колоссальны и, пожалуй, превосходят все известные нам примеры, как до, так и после.
В первую очередь стоит заметить, что не очень густозаселенный Аравийский полуостров, судя по имеющимся данным, практически – или крайне слабо – не пострадал от «Юстиниановой чумы». Более того, возникший на нем в следующие века демографический бум привел к быстрому заселению, а потом и завоеванию обезлюдевших византийских провинциях на Ближнем Востоке и Африке. Можно прямо сказать, что без чумы были бы невозможны арабские завоевания 7 века, а, следовательно, и появления на мировой арене ислама как религиозно-политического фактора. Без чумы, ослабившей Византию накануне создания арабского Халифата, последователям Магомета вряд ли удались бы их грандиозные завоевания, без которых ислам никогда бы не вышел за пределы Аравийского полуострова, так видимо и оставшись на региональном уровне.
Кроме этого, нельзя не отметить, что пандемия коренным образом подорвала все усилия императора Юстиниана в воссоздании прежней, в старых границах, Римской империи. Его упрямство, выразившееся в сохранении прежнего уровня налогообложения на истощенные человеческие ресурсы Византии (живые платили долги своих умерших соседей), привело к настоящей демографической катастрофе, усугубив раны нанесенные пандемией. Провал его политики и поражение византийских армий на Западе, Востоке и Юге, поставили точку в почти реализованной попытке повернуть историю вспять. Более того, в следующие века ослабевшая Византия вынуждена была перейти к обороне, отбиваясь от нового и опасного мусульманского врага с Юга.
Чума в значительной степени ослабила готское королевство в Италии, сделав его желанной добычей сперва для Франкского королевства, а потом и для Священной Римской империи, германской наследнице погибшего Рима. Даже в далекой Англии пандемия оказала свое тяжелое влияние, сокрушив как остатки «римской Британии», так и кельтские королевства, сделав эти острова легкой добычей для англосаксов.
Этот список можно продолжить, но и без больших подробностей очевидно то, что «Юстинианова чума» в значительной степени определила будущее Европы и всего мира – в этом она отличается от своей «наследницы» «Черной смерти», не сумевшей, несмотря на еще большие жертвы, изменить сложившийся к тому времени в Европе баланс сил.

Карта, указывающая место нахождения и исследования погибших от пандемии в Баварии
122481

Пандемия сегодня
Споры о происхождении данного штамма чумы не утихали десятки лет. Общим местом было то, что "Юстинианова чума" перекликается с "Черной смертью"и китайской эпидемией середины 19 века.
Точка в спорах была поставлена лишь в этом году, когда немецкие генетики, изучив останки людей, умерших от чумы в 6 веке в Южной Германии, расшифровали геном бактерий, распространивших эту эпидемию. Результаты исследования опубликованы в журналах Molecular Biology and Evolution и The Lancet Infectious Disease.
Немцы смогли расшифровать геном чумной палочки, вызвавшей «Юстинианову чуму», изучив при помощи новых возможностей найденные еще полвека назад скелеты жертв чумы. К слову, это лишний раз говорит об огромной важности сохранять найденный антропологический материал.
Ученые проанализировали (выделив ДНК бактерии из зубов жертв чумы) однонуклеотидные полиморфизмы - различия в ДНК, возникшие в результате точечных мутаций (изменений отдельных нуклеотидов). Как выяснилось, данная чумная палочка отличается от штамма, вызвавшего «Черную смерть», уникальными генетическими особенностями. Это свидетельствует о том, что две разновидности бактерии имеют независимое происхождение и являются дальними родственниками. Штамм «Юстиниановой чумы» не встречается в современном мире, тогда как штаммы двух последовавших за этим пандемий чумы и по сей день обнаруживаются в фауне.
Таким образом, раз природа происхождения этих пандемий разнится между собой, значит, они могли независимо друг от друга перепрыгнуть из природных очагов в человеческую популяцию и, следовательно, раз это произошло когда-то, не исключено, что такие события могут повториться и в будущем. А это означает, что наши конфликты могут быть внезапно прерваны тапком новой, четвертой пандемии, не менее страшной чем "Юстинианова чума" или "Черная смерть".
Tags: 6 век, 7 век, 8 век, Византия, Непростая история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 63 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →