Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Император и султаны

- Великая Турецкая война (1683-1699). Часть третья, а вторая, вместе с черными замыслами Кара-Мустафы, лежит тут. Ирония в том, что Кара - это и есть черный. Вот и все так в этом блоге.



После Вены
Покуда османы бежали, теряя сотни людей в дороге, союзники устраивали победные встречи на высшем уровне. Император Леопольд съехался с королем Яном и случилась история, так часто происходящая в общении между людьми разного воспитания. Простой как шабля круль Ян вел себя по-свойски, что называется без галстуков, от чего у Леопольда случилась временная потеря речи. Впрочем, несмотря на последовавшие домыслы, встреча и последующие переговоры между двумя монархами происходили вполне дружественно. Считается, что союзникам мешали разногласия в целях - Венгрию желали все, австрияки себе, поляки тоже, но это ерунда. Круль Ян мог желать чего угодно, хоть всю Луну в виде головки сыра, но в активе у него были только шляхетские вольности да известная моральная поддержка среди венгерских предателей на службе у султана. Все это было слишком жидко супротив австрийско-имперской бюрократии, династических прав и прочей пехотной массы. Ян был человеком неглупым, хоть и горячим, а потому, где-то в глубине души понимая всю эфемерность этих проектов, согласился в итоге на австрийский план. Согласно ему, союзное войско должно было отвоевать сначала захваченные турком венгерские земли в начале похода на Вену. На том и порешив, войско выступило в поход.

И тут сразу же выяснилось, что рубить шаблей, скакать и кричать бойцам заветное петушиное слово Ян Собеский умеет намного лучше чем командовать армией. Через две недели после Вены, при Парканах, польская кавалерия потерпела досадное поражение от османской армии. Наплевав на скучные советы австрийских рутинеров, король, вместе с польской конницей в числе 6 т., обнаружил себя атакующим 36 т. воинство Кара-Мехмеда, паши Буды. Поляки, как водится, сначала смело неслись на врага, а потом также резво удирали. Сам Собеский почти было достался османам, но был спасен каким-то польским храбрецом, бросившимся в отчаянную атаку на преследователей. Чуть живой, король мог лишь развести руками перед укоризненным взглядом прибывшего на следующий день с имперцами герцога Карла.
Немедля союзники атаковали вновь - паша, уверенный в своих силах, спокойно ожидал сражения с 30 т. армией христиан. Этот разгром затмил даже Венский.
Сначала турки решительно атаковали левый фланг союзников, не замечая того, что центр приложения вражеских сил постепенно смещается в другую точку битвы. Выражаясь высокопарным языком метафор, занесенную для удара османскую руку перехватили и бросили через бедро на землю. В общем, покуда турки думали, что ведут главную атаку, главную атаку повели на них. И опять все развалилось, армия побежала. Но теперь союзников не отвлекал лагерь, а на пути к ретираде текла вода. Простите мне эту, еще одну, метафору, но голубой Дунай стал красным: до 10 т. османов остались на поле (и в реке) битвы, тогда как потери бравых поляков и имперцев не достигали и десятой части этой цифры. Разумеется, были захвачены и многочисленные трофеи.
Итогом стало очищение еще ряда крепостей удерживаемых османами и снятие блокады с остальных. Венгры Текели еще немного порубились с польской конницей, но в остальном к осени 1683 г. Константинополь лишился всех завоеваний весны-лета. Тогда же славный король Ян покинул театр боевых действий, несмотря на то, что аккурат к этому времени на помощь его ратям пришли литвины. К слову сказать, последние успели оставить о себе дурную память как крайне не дисциплинированные и не желающие воевать солдаты. Впрочем, они ими и не были, в строгом смысле этого слова. Оставим, наконец, это желание очернить прошлое ВКЛ и проводим храбрых поляков - в декабре Ян и его войско покинуло имперские земли, но не оставило войны. Мы еще вернемся к ним, а пока вперед, с войсками герцога Лотарингского! Теперь союзники, к коим в следующем 1684 г. присоединилось большинство итальянских государств, могли действовать раздельно, но бить вместе, в смысле одного и того же врага. Поляки должны были разить его в Украине, венецианцы на островах Средиземного моря и Греции, а австро-имперцы непосредственно на Балканах.

Турок обижают поляки


И имперцы


Вокруг Офена Буды
Имперцы пытались взять будущую половину столицы Венгрии еще во время осады 1684 г., но не преуспели. Летом 38 т. воинство империи молодецкими штурмами уничтожило крупные османские гарнизоны в Вышеграде и Гране, после чего разбило 17 т. войско врага при Вайцене. Подбираясь к Буде герцог Лотарингский захватил Пешт, но довести дело до конца не сумел. Заболев, он передал командование герою обороны Вены графу Штарембергу, который не сумел справиться с 10 т. гарнизоном Буды. Осенью подошли крупные османские силы и хотя немцам удалось отразить несколько прямых попыток снять осаду, в целом положение их было достаточно тяжелым. Пришлось отступать и в следующем году уже было не до Буды. Однако, выздоровевшему герцогу удалось отразить начавшееся контрнаступление осман, нанеся войскам султана несколько тяжелых поражений.
Решающие события начались в 1686 г. На этот раз имперская армия насчитывала до 80 т. солдат, включая множество лояльных балканских войск. Начав летом осаду с пленения гарема будийского (или будского?) паши, они обложили город, предпринимая атаку за атакой. К августу 12 т. гарнизон, о судьбе которого говорили по всей Османской империи, был на грани своих сил. Попытка деблокады со стороны полевой армии осман провалилась, в двух стычках они потеряли до 4 т. солдат и были отброшены. Собравшийся у стен города европейский интернационал, включавший в свои ряды войска со всей империи и офицеров со всей Европы (даже будущего русского главнокомандующего у Нарвы) тоже действовал на пределе возможностей. Наконец, атакующие в авангарде баварцы и бранденбуржцы ворвались в город, действуя без пощады - лишь 3 т. солдат гарнизона удалось уцелеть в плену. Досталось и горожанам (евреям, мусульманам). В итоге разрушения и смерти списали на местного пашу, якобы пустившего по городу красного петуха. Военного преступника казнили, а христианский мир ликовал - победа носила знаковый, поворотный характер: эпоха почти стопятидесятилетнего османского владения Будой подошла к завершению.
Паника начавшаяся в Константинополе, где на серию военных поражений накладывалось полное расстройство финансовых дел, продолжавшиеся мятежи и голод, привела к унизительным просьбам о мире. Но теперь, после поочередной демонстрации агрессии и трусости своего давнего врага, Габсбурги были не намерены останавливаться на достигнутом. Наоборот, союзники сошлись еще теснее, обязавшись не мириться сепаратно.

Второй Мохач и последствия
В 1687 г. имперцы продолжили наступление, их 60 т. войско сошлось с 80 т. армией очередного великого визиря. Т.е. на бумаге этих осман было 80 т., а сколько там на деле - кто его знает? чай не зольдатики, кроме янычар и сосчитать толком некого. Вообще, до битвы считалось, что воины визиря как бы преследуют отступающую армию неутомимого герцога Лотарингского, но реальность оказалось отличной от представлений османского командира. Начав сражение с атаки на походные колонны баварского курфюрста, он не сумел использовать имевшийся фактор численного превосходства и затянул дело до того момента, когда вся имперская армия выстроилась в боевые порядки. Дальнейшее скучно и описывать: пехота имперцев опрокинула осман и разогнала их войско, захватив шатер самого визиря и освободив султанскую казну от 10 т. ртов. Герцог и курфюрст потеряли чуть больше полутысячи, приобретя военную кассу вражеского войска и не особо ценную уже артиллерию.
В последующем отступлении армия пришла в совершеннейшее расстройство - солдаты начали открытый мятеж, приведший к бегству полководца из собственного войска. Последнее же направилось прямо на Константинополь, неуправляемое и буйное. В дороге они убивали всех чиновников, посылаемых султаном Мехмедом IV для их успокоения. Был найден и казнен незадачливый великий визирь, его заместитель в Константинополе плел интриги против самого султана и на все это накладывался ужас приближения озлобленной оравы защитников веры. В итоге, как и ранее, судьбу султана решили янычары - их позиция определила все. Мехмед отрекся в пользу младшего брата Сулеймана и помер после пяти лет заточения. Минус один султан.
Мятеж надолго парализовал обороноспособность осман, но и Вена была отвлечена начавшейся в 1688 г. очередной войной с вероломно напавшей бурбонской Францией. Это, очевидно, и спасло Константинополь от худшего.

Скромный герой - герцог Карл


На других фронтах
Венецианцы, вступившие в войну чтобы вернуть столетиями теряемые позиции в Восточном Средиземноморье, неожиданно для всех проявили недюжинную наступательную прыть. Под руководством немолодого, но бодрого адмирала Морозини и сумрачного наемного генерала фон Кенигсмарка, с его немецкой пехотой, они к 1687 г. отвоевали ряд давно утерянных островов и половину Греции, в виде Пелопоннесского полуострова и Афин. При штурме последних меткий немецкий артиллерист попал из свой пушки в турецкий пороховой склад находившийся в Парфеноне, что сильно огорчило ЮНЕСКО.
Поляки, замирившиеся ради турецкой войны с русскими (также присоединившихся к союзу), попытались показать как надо и потерпели полное фиаско. Походы в Молдавию заканчивались еще в Украине или не приводили ни к какому успеху: сравнительно небольшим османским силам удалось навязать солдатам Собеского малую войну, эффективно парализовавшую все потуги короля. В процессе походов молдаване как-то перестали воспринимать поляков в качестве освободителей и все более склонялись на сторону турок.
Многочисленные армии царей (Петра и Ивана) в свою очередь предприняли два похода на крымских татар, в 1687-89. Оба похода закончились неудачей, продемонстрировавших невозможность захвата Крыма силами царско-гетманских войск. Как правило утверждается, что русские сковали татар и вообще отвлекли на себя их силы, но это скорее из разряда нужды за добродетель - в указанный период татары абсолютно не горели желанием ходить в походы на врагов султана. Хотя, конечно, они, походы, отчасти увеличивали шансы союзных польских войск на молдавском направлении.

В общем, можно констатировать, что к 1688 г. наибольших успехов среди христианского блока добились австрийцы и венецианцы. Их войска, дисциплинированная пехота, слажено действующая кавалерия и технически совершенная артиллерия не оставляли османам никаких шансов при столкновении лицом к лицу, к приемлемым соотношением. Это еще и близко не было колониальным походом, но и борьбой на равных быть перестало. Пашам нечего было показать генералам: янычарский корпус отличался лишь свирепостью, оставаясь ухудшенной копией обычной европейской пехоты, артиллерия была устаревшей, а конница и вовсе потеряла былую силу. Такое войско хорошо бы смотрелось во времена какого-нибудь фон Фрундсберга с его ландскнехтами. От турок уже не ждали особой опасности - а зря.
Tags: 17 век, Великая Турецкая война, Московское царство, Османская империя, Простая история, Речь Посполитая, Священная Римская Империя
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments