Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Император и султаны

- Великая Турецкая война (1683-1699). Часть вторая, а первая лежит тут.




Поход
Еще до того как огромная армия султана двинулась в Венгрию, небольшие османские отряды пересекли границы Габсбургов, чтобы помочь Текели удержать ряд крепостей за собой. Эта малая война длилась с лета 1682 г., покуда главные силы собирались для великого похода. Весной следующего годы янычары, первыми двинувшиеся в путь, дали начало всему делу.
Медленно, с трудом переправляясь через реки, войско Мехмеда IV и Кара-Мустафы шествовало по османским владениям. Идти было тяжело, и не только из-за погоды: огромная, насчитывающая до 200 т. человек (включая десятки тысяч некомбатантов) армия, сотни орудий и около 50 т. повозок, буквально увязали в собственном бездорожье. Коррупция, являющаяся неотъемлемой частью азиатского мира, разъедала оси этой чудовищной исламской колесницы: в одном случае местный чиновник умудрился украсть деньги специально выделенные ему заранее на строительство моста для проходящей армии. Чиновника казнили, но это была капля в море крови. В этом исламском интернационале кого только не было: турки, греки, крымские татары, египтяне, верблюды! Османская империя шла во всем блеске. В мае войско, уже попрощавшись с султаном, перевалило через Сербию и соединилось с ордой крымского хана и подлыми венгерскими мятежниками. Последние, впрочем, отлично сознавали какой позор они навлекают на свои знамена, но, как говорится, коготок увяз - всей птичке пропасть!
Нужно ли говорить о том, что по дороге армия нещадно грабила даже свои земли? О том, что перейдя границу они были поражены богатством даже венгерских владений императора? О том, что австрийские земли казались им раем земным? Знакомая картина, повторившаяся впоследствии не раз.

Где-то в этот период Кара-Мустафа и принял решение изменить, расширить цели похода. Довольный поддержкой султана, ослепленный численностью собственных армий, он видел Венгрию уже в своих руках и задумывался о большем. Уже ему глупым казалось растрачивать такой потенциал, такой момент, лишь на возвращение старых крепостей, да создание вассального государства на границе империи. Почему бы не нанести удар в самое сердце империи франков? Он, великий визирь, впишет свое имя в одну строку с завоевателем другой столицы, самим Мехмедом II! Перспективы пьянили.
После османская историография будет приписывать эти намерения одному лишь визирю, но это ложь - его поддержали практически все, кроме крымского хана, который попросту не желал растрачивать свои силы в большей степени, нежели это оговаривалось заранее. И все же, ему пришлось уступить.

На Вену!
Но покуда все шло прекрасно. Татары, легкий авангард османской пехоты, шли вперед, захватывая всех до кого могли дотянуться, сжигая деревни и вообще наводя ужас на мирное население Венгрии и Австрии. Лето 1683 г. было ужасным: казалось, что для Европы наступают новые темные века. Немногочисленные австрийские войска отступали, давая храбрые арьергардные бои на реках. Крепости, оставшиеся в королевской Венгрии, были надежно обложены турками. Командовавший имперскими войсками Карл, герцог Лотарингский, умелыми маневрами сумел избежать окружения, но не мог остановить потока, грозящего затопить Вену.
В июле османы, продолжавшие одновременно восхищаться благосостоянием австрийцев и уничтожать его, вышли к стенам австрийской столицы. Император Леопольд заблаговременно покинул ее, призвав Священную Римскую империю отправить войско для защиты восточных рубежей. Командовавший гарнизоном города граф Штаремберг получил от Кара-Мустафы ультиматум, требовавший сдаться или умереть. После того как турки перебили городок, оставленный австрийцами без боя, эти угрозы звучали особенно веско. Ответив визирю презрительным молчанием, граф приготовился защищать город своим 11 т. гарнизоном, усиленным 5 т. ополчением. Османы, пораженные размерами и красотой стотысячного (ныне опустевшего) города, приступили к осаде. Войско насыпало рвы, расставляло пушки и убивало безоружных пленников в своем лагере: дело началось с того, что какой-то австриец убил вертухая своего нового хозяина. Тогда, в силу беспокойства о безопасности и нехватке продовольствия, пленных решено было перебить. Осажденные же нисколько не убоялись и отвечали врагу меткими огнем пушек - многие турецкие командиры сложили свои головы еще до всякого штурма. В это время Карл Лотарингский разбил один из второстепенных османских корпусов, призванных расширить зону военных действий. Но визирь не унывал, наоборот, он считал свое положение прекрасным: рано или поздно город падет, а победителей не удавят, как говорится. Были разосланы новые отряды, татары продолжали создавать завесу смерти вокруг османской армии.
Венцы держались с мужеством обреченных - каждый день турки пытались пробиться к городу, обстреливая его, штурмуя укрепления и ведя минные подкопы к стенам. К сентябрю, через два месяца после начала осады, в городе оставалась лишь треть боеспособных защитников от первоначальной численности гарнизона. Но и османы умирали тысячами: от пуль, ядер, голода и болезней.

Начало


И мочало


Поляки и не примкнувшие к ним литвины
Король польский, князь литовский Ян III Собеский был мужчина крупного вида и нрава. С турками он имел давние счеты, еще во времена войны в Украине. Но и к австрийцам у короля вопросы имелись - он был вполне не прочь ввести в Речь Посполитую Венгрию, таким же макаром как его предшественники Литву когда-то. Помимо этого, король желал укрепить польское государство и свой род. В общем, в РП Собеские должны были стать тем же, что и Габсбурги в СРИ. Покуда выходило не очень, но все равно лучше чем до этого. До этого был Потоп и спасение Польши благодаря императору, так что некоторый должок у Варшавы перед Веной имелся, в моральном, так сказать, смысле. Хотя богомерзкие французы и отговаривали Яна от похода на помощь императору (солнечный Луи с надеждой ждал падения габсбургской столицы, чтобы опосля выступить спасителем империи и самому воссесть на ее трон), мужественный польский король велел седлать коней. Денег ему выделили на 40 т. зольдатиков, но фактически к Вене пришло почти вдвое меньше. Интересно, что в походе поляков (литвины собирались крайне нехотя и так и не поспели к делу) повторился турецкий марш, только с положительным уклоном: часть их войск, особенно пеших, видом напоминала имперцам османов (как их изображали тогда), сами поляки традиционно восторгались богатством имперских земель, но не грабили, а наоборот, радостно приветствовались населением.
Хорошую роль сыграло взаимопонимание между Карлом Лотарингским и Яном Собескими - настоящие солдаты, оба с холерическим темпераментом, они быстро нашли общий язык. Правильная стратегия помогла имперцам прикрыть подход союзников и позволить соединенным христианским армия ударить как единое целое.
Помимо 26 т. поляков, к Карлу подоспели и 30 т. немцев (баварцев, саксонцев и т.д.) - заметьте, без всякого крика о решающей роли. Просто - марш-марш.

Битва
В начале сентября над Веной вспыхнул целый сноп ракет, означающих отчаянное положение. Им отвечали такими же сигналами из союзного лагеря. Это означало одно - спасение близко. Польский король, назначенный в силу старшинства главнокомандующим, умно разделил эту роль с герцогом Лотарингским. По наведенным имперскими инженерами понтонам союзное войско переправилось через Дунай и заняло пехотой высоты у огромного османского лагеря. Кара-Мустафа, извещенный о сосредоточении вражеских сил, действовал так будто Вена продолжала оставаться главным приложением его усилий. Оставив массу пехоты в лагере и укреплениях перед столицей, он послал татар и другие не слишком хорошие войска для противодействия союзникам. К этом времени у визиря было до 60 т. солдат в поле и около 20 т. у стен Вены - остальные были в раю или отвлекались на осады и рейды.
Бой начал он, но дело сразу не задалось - пусть австрийская пехота и не смогла протащить много пушек через леса и горы, она стойко отбивала татарскую конницу своими залпами и пиками. Левый фланг союзников, под личным руководством Карла, погнал турок обратно, обратив их в бегство. В центре имперские немцы тоже потеснили османов, заняв несколько городков. Постепенно войско визиря теряло свои позиции, начиналась паника. И в этот момент король Ян повел в дело всю союзную конницу.
Турецкий строй рухнул, не выдержав. Центральная позиция, со всей артиллерией, была потеряна. Визирь бежал, бежала его армия. Теперь все силы христиан устремились на лагерь, который атаковали сразу с нескольких сторон, включая вышедший за стены гарнизон столицы. Осман нещадно избивали, не беря в плен - они оставили на поле боя до 20 т. человек, против 4 т. союзников. Были захвачены огромные трофеи, оставшиеся в лагере.
Зачинатель войны, великий визирь обвинял в поражении всех вокруг, успев казнить нескольких своих командиров и отравить жизнь крымскому хану, но и его дни уже были сочтены. Оставленный султаном, он был отдан на откуп ненавидящим его врагам - вскоре опального вельможу удавили шнурками. Но война, начатая им, только разгоралась.

Встреча на Эльбе Дунае: король и император


Tags: 17 век, Великая Турецкая война, Османская империя, Простая история, Речь Посполитая, Священная Римская Империя
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments