Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Карл II

- и его бабы. Да, а что вы хотите - пятница. У меня этот пост может уже как неделю задуман, да руки не доходили. Я, может, уже и забыл какие они были, любовницы этого короля в черном! Поэтому, заканчиваем рабочую неделю ими.

Карл II - сильный король и настоящий мужик



Карл II Стюарт - фигура неоднозначная. Вообще, говоря о судьбе этого английского монарха, очень хочется поднять серьезные темы: такие, например, как то, почему зачастую правители ого-го, а народ у них - козел и чмо, как в данном случае. Или о том, как меняется восприятие истории при более пристальном наблюдении. Нам свойственно упрощать (и не только в этом, к слову), поэтому - вы же знаете это известную шутливую загадку? О том, что если бы на современных демократических выборах соревновались биографии Черчилля и Гитлера (до 1933 г.), то победил бы последний? Да - вы, именно вы, проголосовали бы за фронтовика, ветерана, зожевца и патриота, предпочтя его авантюристу, аристократу и человеку безжалостно посылавшему на смерть сотни тысяч простых солдат. Подобными историям полна... история, да. Собственно говоря, она из них и состоит, поэтому каждое поколение и набивает себе шишки вполне самостоятельно. Впрочем, мы начинаем отходить от темы.
Что мы знаем о Карле? Немногие вспомнят лишь скитания по Европе после казни его коронованного отца Кромвелем, чудесную Реставрацию Монка, несколько не очень удачных войн с Нидерландами, борьбу парламентаризма и королевской власти в последние годы, да принятие католичества перед самой кончиной. В общем - жил-был, помер-шмомер. Вырисовывается образ не очень умного человека, пытавшегося остановить колесо истории, пенсионера французского короля-солнце, да противника религиозной свободы собственного народа. Правление Карла кажется затянувшимся промежутком между старой елизаветинской Англией, с ее пиратами-адмиралами и новой, грозной Великобританией, Вильгельма Оранского и ганноверской династией, царствующей по сей день. Это несправедливо.
Карл действительно был католиком, в душе - вы бы тоже им стали, поверьте. Протестантские секты, заполонившие Англию в 17 веке, смотрятся отвратительно и сегодня, то мракобесие, что творилось там тогда вам и не представить. Чистой воды фундаментализм и король, который боролся - не за отмену, нет, а за свободу вероисповедания для всех - являет собой трагическую фигуру религиозного Дон Кихота посреди вопящей и плюющейся толпы. Можно вспомнить как давили на молодого и только, что вернувшегося в Англию короля те, кто еще вчера присягал кромвелевской республике - именно они являлись инициаторы всех репрессивных действий после реставрации монархии. В общем, большинство из вышеуказанных пунктов расхождения короля с магистралью исторического процесса из школьного учебника, кажется не столь однозначной при более внимательном изучении. Карл был сильным королем, его любили в народе - и не случайно. Он дал Англии то, что нужно - но не смог дать всего чего хотел, увы.

Но, мы же собрались не для этого, верно? Итак, к бабам. Король, судя по всему, был очень силен как мужчина. По крайней мере так говорили тогда - и друзья, и враги. Рано созревший и до тридцати лет находившийся в изгнании, он привык черпать источник сил в женщинах, так что история королевского двора Карла - это история романов, разной степени длительности и страстности. В качестве общих моментов, связывающих его похождения воедино, можно заметить, что король предпочитал женщин с характером, но любил (дольше всех) тех у кого он был покладист. Такое, к слову, распространенное противоречие. Не был, в основном, ревнив, так что большинство его фавориток свободно рожали от мужей и не только. Устраивал всех детей, да и вообще любил их - благо официальный брак с португальской королевой был бездетен. Вообще, король был по-человечески симпатичен - рука не поднимается назвать его двор блядским, скорее уместнее будет употребить такие эпитеты как веселый и свингующий. И, да - чувственная сторона отношений влекла его намного больше остального, он был, так сказать, кобель или тот бык, из анекдота, что покрывает все стадо.
С одной стороны - католический разврат, а с другой - ну, все же лучше чем гнусавые псалмы пуритан. Кстати, именно в его правление мужчины перестали играть женские роли в театрах, отдав эту трудную партию женщинам. Ладно, давайте уже сделаем то ради чего мы тут собрались - залезайте под кат.


Люси Уолтер была первой точно-преточной женщиной Карла (это если не считать за отношения его подростковый петтинг с кормилицей или нянькой, отличавшейся большими титьками). Восемнадцатилетний король в изгнании увлекся англичанкой такой же (эмигрантской) судьбы, лишенной даже фамилии. В общем, они сошлись. Вскоре она забеременела, а он уехал в Шотландию воевать за трон (безуспешно). Хотя о Люси (о ее биографии до знакомства ходило много слухов, в основном явно лживых) сплетничали много дурного, все сходились в том, что она была весьма и весьма красива. Отмечали, впрочем, и ее вульгарность, вместе с отсутствием чувства юмора. Отношения продлились недолго, но любовь закончилась еще раньше: покуда молодой отец, переодевшись в крестьянина, скрывался от кромвелевской кавалерии после провала шотландского похода, Уолтер сошлась с одним из его придворных и тоже понесла. Вернувшийся Карл отнесся (как и всегда впоследствии) к этому с удивительной терпимостью и некоторое время любовный треугольник жил вместе, вполне гармонично.
Но, его планы выгодно жениться (Карл был очень беден и эта бедность будет преследовать его вплоть до возвращения на престол, где ее сменит дефицит королевского бюджета) требовали удалить Люси от двора. Назначив щедрый пансион, ее отослали. Оставшись на свободе, девушка вновь понесла, но уже в общем - скандал следовал за скандалом. Романы с женатыми мужчина, попытки удачно выйти замуж, шантаж - в данном случае речь шла о ней как о жертве. Ее пыталась шантажировать собственная служанка, грозясь обнародовать детали похождений и прикончить остатки репутации. Агент Карла, посланный разобраться с ситуацией, нашел Уолтер совершенно опустившейся морально: так, она предложила ему избавиться от шантажистки забив ей иглу в висок. Еще хуже было то, что Люси совершенно не занималась первенцем, сыном короля. Первая попытка отобрать его у нее закончилась провалом: Уолтер прихватила детей и вернулась в Английскую республику. Там ее схватили по подозрению в шпионаже, но быстро разобравшись освободили, выслав обратно с издевательской пропагандой - мол не смеем разлучать короля с невестой и наследником. Вторая попытка также не удалась, но у Люси, все более впадавшей в бедность, оставалось все меньше простора для маневров. Она еще пыталась шантажировать Карла публикацией его писем, но ничего не вышло... Сломленная, она отдала ребенка и уже безнадежно больная перебралась во Францию. Там она вскоре и скончалась, судя по всему от сифилиса.
Их ребенок, известный как герцог Монмут, стал почти что культовой фигурой в протестантской Англии в позднюю эпоху правления Карла и всерьез рассматривался как претендент на трон. Попытка мятежа, увы, не удалась - сменивший Карла на престоле король Яков (брат покойного) легко подавил его и казнил собственного племянника. Помните капитана Блада? Он врачевал раненого на том мятеже и был за это сослан - ну, если вы читали о его приключениях, то знаете - если нет, то рекомендую.


Барбара Вильерс, проклятье нации, как ее назвал один современник, заняла в жизни Карла гораздо большее место, поэтому и портрет ей побольше. Глядя на портреты трудно сказать почему, но тогдашние англичане считали ее очень и очень сексуальной. Жена английского дипломата была женщиной крайне стервозной - на этом сходятся все и, судя по всему, нимфоманкой в придачу. По крайне мере, список тех кто имел удовольствие побывать (просится литературное "в ее объятьях или "на ее ложе", но хуй) на ней превосходит королевский в разы. Конечно, во многом это было часть образа и укладывалось в тогдашние нормы, да и Карл себе не отказывал, но англичанам все это казалось уже слишком. Вот, как нам сейчас.
Все это никак не мешало Барбаре (у нее было много титулов, ограничимся именем) органично уживаться с королевской четой в качестве первой фаворитки. Она, как и положено, жила в королевском дворце, рожала детей, получала взятки от французского правительства, лоббируя его интересы и интригуя. Помимо страстной натуры, Барбара отличалась жадностью к деньгам и мотовством (вот так, парадокс). В общем, за несколько десятилетий отношений она показала, что умеет добиваться от короля всего, почти всего. Характерным является их спор по поводу очередного ребенка новоиспеченной герцогини - король, далеко не пуританин, резонно заявил, что уж этого он своим признавать не будет, потому что точно не имеет никакого отношения к производству - на это Барбара ответила грубыми ругательствами - какого черта, вопила она, пусть не ваш - ну так у вас будет еще один! Народ, простой народ и общественность ее не любили - католичка! Истории ходили дикие - так некий почтенный лорд якобы воочию наблюдал сцену, в которой ненавистная фаворитка короля из праздного интереса... откусила член у хорошо сохранившегося трупа епископа 15 века, во время эксгумации: эта добрая дама сделала то, чего не смогли за почти три столетия сделать зубы времени. Карл ее немного побаивался и с большим трудом сумел дать отставку, на очень благоприятных условиях. Девушка-скандал пережила еще очень и очень многих, спокойно померев уже в 18 веке, в год когда один из ее любовников одержал победу при Мальплаке. Кстати, это был тот же человек, что разбил отряды несчастного первенца Карла - так что и тут наша героиня сумела победить.


Если предыдущую особу можно охарактеризовать как более чувственную нежели красивую, то в отношении Фрэнсис Стюарт справедливо будет выразиться наоборот. Некоторые попросту считали ее дурой, посвятившей свой досуг развлечениям навроде строительства карточных домиков, но она была невинна и очаровательно красива. Черт, с этими женскими историями не заметишь как перейдешь на язык дамского романа в старом стиле. Короче говоря, Фрэнсис подкупила короля тем чего не было у Вильерс - наивностью и простотой юной красотки. Ну и, помимо этого, таким банальным способом как отказом - да, это работает, особенно с людьми типа Карла. Тот, впервые столкнувшийся с таким афронтом (как король), ухаживал по-настоящему, даже выбил ее профиль на монете. И это тоже сработало - Фрэнсис сдалась. Но спустя некоторое время попросту сбежала из столицы, вместе с мужем-герцогом, оставив короля в дураках. Тогда он впервые испытал нечто вроде ревности и даже жаловался в письмах сестре, единственному ему близкому существу. Все это, замечу, происходило на фоне царственной Вильерс, в ее эпоху. Примирение случилось позднее, когда "Прекрасная Стюарт" заболела оспой - король навестил ее, они помирились и хотя отношения не возобновились, Фрэнсис вернулась ко двору, заняв там высокое положение. А монеты с ней продолжали выходить еще сотни лет.


"Апельсиновая девушка" и "протестантская шлюха" судьбой своей доказывает справедливость идей феминизма - сильная и самостоятельная женщина всегда может прийти к успеху, с каких бы глубин ей не приходилось начинать. Нелл Гвин стартовала в качестве малолетней торговки рыбой и прислужницы в борделе, неподалеку от театра. В возрасте 13-14 лет она попадает в поле внимания "апельсиновой хозяйки" - управляющей "апельсиновыми (внезапно) девушками" при Королевском театре. Эти барышни были не проститутками (проститутки как раз сидели на зрительских местах), как вы подумали, а торговками фруктами и прочей снедью. Бойкая рыжеволосая девушка, красивая и умевшая вовремя пошутить, приглянулась всем, а особенно ведущему актеру театра, потомку того самого Шекспира. Короче говоря, с 14 лет Гвин начали учить актерскому мастерству и в 15 она уже дебютировала в своей первой роли, а уже через два года стала ведущей актрисой. Особенно ей удавались характерные роли, всяких огненных женщин и т.п. Популярность ее росла и король, завзятый театрал, был совершенно очарован ее естественной вульгарностью и острым язычком - в хорошем смысле. Короче говоря, они стали любовниками. Карл купил ей дом, она устроила себе что-то вроде салона и вообще была не менее любима народом в качестве фаворитке чем прежде. Во-первых, простой люд чувствовал классовую близость актрисы, во-вторых, она была протестанткой, а в третьих, демонстративно не лезла в политику и была веселой, но без загулов. Зато, повторюсь, с чувством юмора: когда лондонская толпа обступила карету одной из ненавистных католических фавориток Карла, Нелл (а там была именно она) громко закричала в толпу - не волнуйтесь добрые лондонцы, я - протестантская шлюха! Конечно, ее любили - да к тому же она вовсю тралила остальные увлечения Карла, отпуская острые шутки, расходившееся в народе.
В таком же стиле она общалась и с королем. Задетая, что сын очередной любовницы стал герцогом, она, во время очередного визита короля, крикнула своему старшему: эй, ублюдок (бастард), иди поздоровайся с отцом! Карл был задет за живое и попросил не употреблять таких слов по отношению к его детям - а чтобы решить вопрос капитально, сделал их баронами, герцогами и графами досрочно, чего, понятное дело, и добивалась Гвин.
Как оказалось, уличная девка, была, наверное, самой верной из любовниц короля - когда Карл, сраженный недугом, тяжело умирал, она рыдала у его дверей. Да и пережила его Нелл всего на два года, скончавшись в 37 лет от инсульта. Жаль.


С Луизой де Керуаль Карл впервые познакомился когда его любимая сестрица Генриетта, вышедшая замуж за какого-то французского болвана, нанесла свой последний визит в Англию. Король уже тогда положил глаз на прелестную "толстушку", но сестра не позволила портить девку - имя и честь были единственным приданным ее фрейлины.
Удобный случай представился на похоронах Генриетты, случившихся вскоре (нет, нет - даже не думайте) - представитель Карла наобещал бедной, но честолюбивой француженке множество всего, так что та не удержалась и приехала в Англию. Какой же была юная красавица? Эээ - юной и красивой. Показное простодушие и динамо Карла после приезда скрывали немалую расчетливость новой фаворитки. Она была вовсе не глупа, хотя и не семи пядей тоже - тем не менее, как никто из фавориток короля она умела поддерживать чистую страсть по отношению к себе, делая это без скандала. Тоже, в общем-то, известный прием - позиционирование себя в роли всецело зависимой от мужчины женщины. Карл пронес эту страсть сквозь года и любовниц, так что Луизу можно смело назвать главной любовью короля. В остальном - ничего особенного. Французы, буквально подложившие ее Карлу, влияли через Луизу на него, англичане, соответственно, ненавидели католичку и француженку. Новая герцогиня отличалась от прежних фавориток (т.е. от остальных, все они существовали не до и после, а одновременно) тем, что умела копить деньги, не разбрасывая их направо и налево. Скупая, расчетливая бабель. Но красивая, не отнять. Король даже ревновал к ее любовникам - одного француза пришлось выпихивать из Англии чуть ли не силком, а Луиза отметила это выпуском медальки с Купидоном: "все побеждает", гласил текст. В общем, для стареющего Карла это было то, что доктор прописал - спокойная, без истерик, уютная женщина. Окруженная богатством, добившаяся высокого статуса, она пережила счастливо вообще всех, спокойно померев на исторической родине аж в 1734 г., дожив до 85 лет. Вот так-то - и красота, и везение. Завидуйте, неудачницы.


Гортензия Манчини, племянница того самого кардинала Мазарини, была, наверное, самой оригинальной из фавориток Карла. Ее муж, французский герцог, отличался своеобразными воззрениями - считал коровье вымя сексуальным, себя посланником архангела и скульптором. По крайней мере только этим можно объяснить то, что он собственноручно перебил богатейшую коллекцию статуй, собранных покойным кардиналом, переделав их на сиськи и письки. Пятнадцатилетнюю супругу он держал в черном теле, на что та отвечала ему лесбийской любовной связью с ровесницей. Дальше была ссылка в монастырь, бегство и окончательно помешательство мужа вообразившего себя цветком. Короче говоря, семейная жизнь не задалась - оставив четверых (!) детей дома, Гортензия сбежала от греха подальше на юг Франции и описала всю эту историю в популярных мемуарах. Их прочитал один английский дворянин, решивший, что такая интересная дамочка лучший способ избавить королевство от влияния Луизы де Керуаль. Ее пригласили в Лондон и свели (хочется употребить термин "случка") с Карлом, который действительно проявил некоторый интерес к тридцатилетней герцогине. По крайне мере, он помог уладить ее финансовые дела, но, видимо, Гортензия по настоящему любила только женщин. Последовали новые романы, так что какое-то время спустя ее прозвищем стало "итальянская шлюха". Интересно, что среди ее любовниц была дочь самого Карла - от известной уже вам Барбары. Именно она участвовала в той знаменитой женской дуэли с обнаженными торсами, вызвавшей большой резонанс. В общем, отношения были короткими и бурными, но Карл все же остался с Луизой.
В дальнейшем Гортензия продолжала вполне успешно существовать, не бедствуя при всех сменах власти начавшихся после смерти Карла. Но, увы, по тем или иным причинам, есть основания полагать, что ушла она из жизни не естественным путем - подозревают самоубийство.

Таков, в общих чертах, перечень основных женщин короля - а были ведь и "неосновные", всякая мелочь. А, кстати - он же был женат! Мы совсем забыли о королеве! Это будет неправильно.


Господа, сказал король после знакомства с будущей супругой - вы привезли мне летучую мышь. Ее описывают как невысокую, не лишенную приятности девушку с печальными глазами и выступающими вперед зубами. Екатерина Браганская, португальская принцесса, была хорошей женщиной, но католичкой и иностранкой. Характер ее не был таков, чтобы заставить короля забыть любовниц. Но, настойчивая, пусть и не явно, но упорная, она сумела внушить к себе уважение - несмотря на многочисленные голоса в стране, Карл никогда не позволял всерьез поднимать тему развода с бездетной католической королевой. В отличие от мужа, она не могла позволить себе расслабляться на стороне, хотя король, надо отдать ему должное, выполнял свой супружеский долг и жену, в общем и целом, никогда не обижал. Да чего там говорить - он сделал всем сам. Когда рыдающая Екатерина, не способная связно говорить, передала умирающему Карлу, что просит у него прощения за все дурное, король прошептал: бедняга - и она еще просит у меня прощения! это я перед ней кругом виноват. Вдовствующая королева спокойно пережила Славную Революцию, но доживать все-таки предпочла в родной Португалии.

На этом, пожалуй, и закончим очередной цикл "Бабы в кружевах" от тайного эротомана Тыквы-Горбушкина.
Tags: 17 век, ЖЗЛ, Женщины, Королевство Англия, Непростая история
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments