Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Секрет леди Гамильтон

- в том, что никакого секрета нет. Разве что... как родиться красивой и чувственной женщиной (даю отгадку - под знаком Тельца, например, а не Девы)? Впрочем, красивых и чувственных все-таки больше нежели удачливых, так что стоит немного разобраться с биографией нашей героини, прежде чем мы перейдем к главному мифу ее жизни - гибели по вине британской короны.


Эмма Лайон родилась в графстве Чешир, в семье кузнеца, 26 апреля 1765 г. Как известно, отец умер вскоре после ее рождения, так что покуда мама добывала хлеб насущный, Эмма воспитывалась в доме у бабушки, с прицелом на карьеру няни или ее помощницы. В 1779 г. мать устраивает ее в Лондон, где она занимается примерно тем же: работает служанкой в доме одного композитора и театрала. Примерно в тоже время происходит первый сознательный выбор Эммы - она бросает работу и переселяется в один элитный лондонский бордель, для сливок общества. Очевидно, что уже в этом возрасте будущая леди Гамильтон обладала необходимыми данными, чтобы выделиться среди сонмища лондонских проституток, перепрыгнув через несколько ступенек карьеры типичной девушки легкого поведения из провинции. Наконец, вспоминая старый анекдот: вы знаете - повезло...
Среди ее клиентов были приятели самого принца Уэльского, но уже тогда Эмма была штучным товаром - на конвейере она никогда не стояла. Между 1779 и 1782 гг. она успела побывать в роли служительницы Храма Здоровья и Девственности, демонстрируя бездетным и прочим парам прелести Большого Небесного Ложа за очень хорошие деньги. Нечто среднее между порнографией и эпатажем. Именно в это время она начала становиться известной: картинки демонстрации ложа начинают расходиться по Англии. В общем, подобного рода известность, пусть и скандальная, была достаточной для того, чтобы окончательно порвать с карьерой элитной проститутки и встать на широкие рельсы элитной содержанки. И все это, заметим, к 17 годам. Многие девушки в наше время могут похвастаться подобным благоразумием?






От беременности, конечно, не убежишь - пришлось рожать от одного из содержателей (ребенок отправился к бабушке), но нет худа без добра. Эмма Харт, как она теперь называлась, вытянула удачный билет. Чарльз Гревилл, племянник лорда Гамильтона и его единственный наследник, увлекся красивой молодой женщиной. Хотя в его чувствах было мало возвышенного, Эмма вполне устраивала его в качестве хозяйки дома, который он специально купил, подыскивая себе богатую невесту. А пока - почему бы и нет? Эмма, вместе с мамой, переехала в новый дом и начала там обустраиваться. Но, увы, спустя какое-то время Гревилл таки подыскал себе выгодную партию и встал вопрос, что делать с Эммой дальше. Так в нашей истории появляется лорд Гамильтон.
Вдовец с 1782 г., очень горевавший по своей безвременно ушедшей супруге, он уже имел удовольствие наблюдать Эмму Харт в доме племянника и относился к ней с симпатией. За этим, однако, не стояло ничего большего - все разговоры на тему того, что лорд буквально отбивал ее у своего племянника являются досужими вымыслами. Дело обстояло ровно наоборот - Гревилл долго и настойчиво уговаривал своего дядю взять бывшую любовницу под свое покровительство, увезя ее в Неаполь, где он представлял интересы британской короны. Тот отнекивался и писал, что хотя Эмма прелесть, но любит она его, Чарльза, а ему, Гамильтону, на старости лет такие страсти не нужны - мол, старики не одобрят, а молодежь только рога наставит. В общем, как в воду глядел: юные путешественники из Англии наверняка захотят позабавиться над старым господином, представителем их страны, — сделать его рогоносцем, и независимо от того, удастся им или нет, мне будет не по себе… нет, такая молодость и такая красота мне явно не по годам. Но Гревилл был настойчив: он расписывал Эмму, которая действительно была замечательной содержанкой, не только красивой, но и уютной. Да, уютной - она умела создавать ощущение дома везде. Опять же - молодость и красота, молодость и красота. Немолодого лорда уговорили, а вот с Эммой оказалось сложнее. При всей уютности, характер будущей леди был еще тот - в гневе она не знала удержу, отличалась упрямством достойным женщины под знаком Тельца. К тому же, она если и не любила Гревилла, то испытывала к нему чувство привязанности, да и попросту радовалась тому, что у нее впервые в жизни появился свой дом. Пришлось прибегнуть к постыдному обману: ей сказали, что поездка займет несколько месяцев и вызвана отъездом любовника по неотложным нуждам.






Тут нужно добавить, что и сам лорд Гамильтон тогда не думал о том, что Эмма Харт - всерьез и надолго. Речь действительно шла о нескольких месяцах необходимых Гревиллу для женитьбы, но потом Эмме пришлось бы возвращаться. Мужские персонажи этой истории выглядят не очень привлекательно, но, с другой стороны, альтернативой было бы просто указать ей на дверь. Так, что все было не так плохо. Тем более, что вскоре вдовец по настоящему привязался к молодой женщине. Он влюбился, но - неслыханное дело! - она продолжала хранить верность Гревиллу, забрасывая его все более отчаянными письмами. Когда же последний откровенно ответил ей в том духе, что лучше лорд в руке, чем его наследник в небе, Эмма дала волю эмоциям: если бы только знал какую боль принесли мне эти строки когда ты заставляешь меня сделаться шлюхой... если бы ты оказался здесь убила бы тебя и себя тоже... К этому времени, к середине 80-х гг., Эмма стала популярной хозяйкой салона в Неаполе, чье общество в этом смысле было и менее щепетильно и менее информировано чем английское. Эмма тряхнула стариной и демонстрировала свои позиции - живые картины. Среди поклонников ее мастерства был и сам Гете. Где-то в этот период они с лордом Гамильтоном стали любовниками, а в канун французской революции - поженились. Это был вполне гармоничный, хотя и неравный брак.
Английское общество и власти, которые так часто обвиняли в последующей судьбе леди Гамильтон, отнеслись к мезальянсу более чем спокойно. Конечно, ко двору ее не допустили, но корона официально разрешила брак и все прошлое было предано забвению. Не так уже и плохо, учитывая стартовые условия. Общество, высшее общество, в целом сходилось на том, что новоиспеченная леди Гамильтон милая, может быть даже очаровательная, но довольно-таки вульгарная. Впрочем, многие корректировали свое мнение после общения с ней, отдавая должное ее природному обаянию. Короче говоря, об остракизме со стороны высшего света и речи быть не могло. В самом же Неаполе ее и вовсе принимали на ура - она тесно сблизилась с королевой, хотя вопрос о том, кому действительно была выгодна эта дружба остается открытым. В любом случае, в 1791 г. Эмма Гамильтона вполне могла считать себя счастливой и удачливой женщиной.




Знакомство с капитаном Нельсоном произошло в 1793 г. и было достаточно поверхностным - просто визит вежливости, непринужденное общение. Настоящее знакомство произошло в 1798 г., после победы при Абукире, сделавшей Нельсона самым популярным моряком в мире. Инициатива в сближении была исключительно за Эммой, но Нельсон вскоре увлекся не на шутку. По всей видимости его тоже привлекла те самые женственность и заботливость, столь свойственные леди Гамильтон. Он не был святым, периодически изменяя жене, но иного от моряка и требовать было нельзя. Но с ней все было совсем по другому: настоящее, сильное чувство. С тех пор и до самой смерти адмирала картина была неизменна: худощавый, однорукий и тихий мужчина в форме, рядом с которым громогласно возвышалась леди Гамильтон. Позади плелся ее муж. Этот треугольник достаточно известен - покладистый муж, сумевший даже подружиться с любовником своей супруги, наслаждающийся почти что семейным счастьем адмирал и леди, купающаяся в лучах его славы. Скандальное трио, в первую очередь благодаря самой Эмме.
Ее, говоря мягко, несет - девушку можно увезти из деревни, а деревню из девушки нет. Природные недостатки скрываемые ранее, теперь демонстрировались вполне свободно. Нельсон в этом смысле был абсолютно слеп, а робкие укоризны мужа попросту игнорировалась. Леди Гамильтон много пила и играла, но главным было не это, а публичный скандал. Свет простил бы Нельсону любовницу, но свет не простил любовнице Нельсона. Откровенное сожительство, особенно после смерти лорда Гамильтона, закрывало перед его вдовой двери в высший свет. Хотя, и это важно, все было не так уж однозначно: принц Уэльский, наследник, считался другом скандальной парочки, многочисленные представители буржуазии считали за честь быть приглашенными в дом к адмиралу, о среднем классе и простом люде и речи нет - популярность Нельсона среди них доходила до обожествления, распространяясь и на его женщину. К тому же скандальная составляющая этих отношений стала играть большую роль лишь в последующих биографиях, на практике же адмирал жил приятной жизнью героя, с любимой женщиной рядом.






Почему же после смерти адмирала леди Гамильтон столь стремительно покатилась под откос, закончив в грязном французском порту? Ответ очевиден: постепенное исчезновение сдерживающих факторов. Эмма осталась с собой один на один и вполне самостоятельно погубила себя. Ее финансовое положение после смерти мужи и любовника было вполне сносным, несмотря на множество домыслов на эту тему, но образ жизни превратил ее за 8 летв бедную старуху, оказавшуюся к 1813 г. в долговой яме. Наконец, алкоголь окончательно добил ее зимой 1815 г. Нужно сказать, что несмотря на пороки, в двух моментах она проявила действительную силу характера: не было ни одной интрижки после 1805 г. и она ни разу не прикоснулась к деньгам, выделенным по завещанию адмирала на воспитание и приданное их общей дочери.
Эмма Лайон - человек сделавший и погубивший себя сам.
Tags: 18 век, 19 век, ЖЗЛ, Женщины, Непростая история, Русалки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments