Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Испанские правители и их время

- Великая двойня. Из цикла - кто не Педро, тот Гомес.

Наши молодые: Фердинанд и Изабелла в день свадьбы


На пути к трону
Дочь кастильского короля Изабелла, родившаяся 22 апреля 1451 г., вряд ли могла надеяться стать когда-нибудь королевой, разве что благодаря удачному браку. В любом случае, никому и в голову не приходило, что эта спокойная (хотя и способная на очень сильные чувства) девушка сумеет завершить многовековую Реконкисту, дать старт европейской колонизации Нового Света и начать объединение Испании. Тем не менее, именно так все и произошло.
Рано потеряв отца, она воспитывалась матерью, живя в простоте и уединении монастырской жизни. Интеллектуальному развитию, как сказали бы сейчас, уделялось немного времени, но читать она все же выучилась. Молодая инфанта отличалась тем, что называется природной рассудительностью и здравым смыслом. Ее без изысков, но несомненно здоровое детство сильно поспособствовало в дальнейшем.
В тринадцатилетнем возрасте она попадает ко двору своего старшего брата, короля Энрике IV. Король самого сильного к тому времени иберийского государства был не слишком привлекательной личностью, являя собой пример ничем не ограниченного развращенного ума. Достаточно будет сказать, что в историю он вошел как король-бессильный (да-да). Двор являл собой рассадник всяческих пороков и был для не по годам серьезной Изабеллы тяжелой школой. Не раз ей приходилось в буквальном смысле запираться в своей комнате, чтобы избежать худшего. Как и прежде, она находила утешение в рукоделии, но теперь к этому занятию присовокупилось и чтение большой библиотеки, оставшейся после ее короля-отца. Хороший, хороший знак для будущей королевы.

Между тем, несмотря на то, что отношения между Энрике и Изабеллой были не слишком сердечны, в ее характере отчетливо проявились такие положительные качества как верность и надежность. Король, неслучайно прозванный импотентом, не смог консумировать оба своих брака и единственная дочь Хуана, родившаяся от второго, жила с клеймом бастарда. Аристократическая оппозиция сделала ставку на среднего (т.е. между Энрике и Изабеллой) члена королевской фамилии Альфонсо, потребовав назначить его официальным наследником. Развернувшаяся в 1460-х гг. между Энрике и Альфонсо война закончилась ничем, поскольку средний брат умер в разгар событий. В какой-то момент инфанта сама оказалась в руках мятежников, попытавшихся сделать ее своим штандартом - отказавшись от этого предложения она проявила силу воли и благоразумие. Вскоре война сошла на нет, закончившись компромиссом - Энрике вынужденно сделал выбору в пользу младшей сестры, а не родной дочери. Так в 1468 г. семнадцатилетняя Изабелла стала наследницей кастильского трона. В качестве шага навстречу она обещалась выйти замуж по повелению правящего брата. Год спустя это обещание было нарушено самым экзотическим способом.

Замужество и Фердинанд
Фердинанд, сын арагонского короля и дочери кастильского адмирала, родился 10 марта 1452 г. и являлся вполне завидным женихом для Средиземноморья, хотя и не дотягивал до уровня кастильской инфанты. Энрике видел ее за английским, французским, португальским принцем или, на худой конец, магистром иберийского рыцарского ордена. Тем не менее, продолжающийся бой быков среди кастильской знати породил новую интригу - положение Изабеллы мог укрепить брак с наследником одного из иберийских королевств. Тем более, что Энрике, верный себе и непостоянный, вновь поднял вопрос о своей дочери, публично отказавшись от прежних обещаний и провозгласив ее наследницей. Изабелла, до этого дважды отказавшаяся от брачных предложений старшего брата, решилась.
Все было организовано в лучшем виде, прекрасно подходя под позднейшее выражение интриги мадридского двора. Король был поставлен в известность о браке своей наследницы достаточно поздно, чтобы не иметь возможности помешать этому союзу, папское разрешение на брак родственных Изабеллы и Фердинада заговорщики просто подделали, а сам жених проник в Кастилию под личиной бедного купца, пережив в дороге немало приключений. Тогда же он впервые познакомился с будущей супругой. И тогда, и позднее это были совершенно разные люди: серьезная, сильная характером и умом блондинка Изабелла, невысокая и статная - и смуглый красавец Фердинанд, с репутацией ловеласа (младше невесты на год, жених уже успел дважды стать отцом). Тем не менее, ставка была слишком высока, чтобы разрушать все дело из-за несходства характеров, а сам Фердинанд, несмотря на легкость характера, дураком вовсе не был.
Последовавшая пять лет спустя смерть Энрике открыла последнюю главу в междоусобной войне за кастильский престол. Хуана, насмешливо называемая в честь предполагаемого отца Бельтранехой, отказалась отдавать принадлежащее ей по праву крови. За ней стояла Португалия и, отчасти, Франция (имевшая давнюю вражду с Арагоном). Супруги начали не очень хорошо - провозгласив себя королевой Изабелла натолкнулась на возмущения мужа, находившегося в тот момент в другой части страны и ответившего такой же декларацией. Назревала ситуация войны всех против всех, но молодая королева сумела найти компромисс. В 1475 г. она заключает с Фердинандом нечто вроде брачного договора королей. Если отбросить все лишнее и оставить суть, то соглашение предоставляло Фердинанду роль консорта, т.е. мужа королевы. Верховная власть оставалась за ней, но он получил возможность направлять внешнюю политику новой державы - Испании. Она, Испания, фактически возникала в борьбе с Бельтранехой, продлившейся вплоть до 1479 г. и закончившейся победой Изабеллы и Фердинанда. Французская интервенция, не особенно решительная изначально, вскоре провалилась, а португальцы, проигравшие на поле боя, удовлетворились разделом сфер влияния в начавшейся уже колонизационной деятельности. Бесповоротно проиграла лишь Хуана, ушедшая в монастырь. В том же году умер отец Фердинанда, король Арагона и оба трона оказались объединены брачным союзом. Так для всего мира появилось королевство Испания.

Разве не прелесть?


Намного менее впечатляющая картина


Коллективно-семейное руководство
Чем же управляла наша пара? К тому времени христиане уже сломали хребет мусульманским государствам на полуострове, все еще представляемым эмиратом Гранадой. Но процесс начавшийся с походов Леона и Арагона давно уже возглавила Кастилия, центральное и самое крупное королевство Иберии. Изабелла не просто так стала главным действующим лицом правящей пары - на одного ее подданного-арагонца приходилось шестеро подданных-кастильцев, иначе говоря шесть миллионов против одного. Королевство Арагон уже давно смотрело не на мусульман Иберии, а на Италию, участвуя в борьбе за ее южную половину с остальными заинтересованными сторонами. Поэтому своеобразное разделение труда в королевской семье, указанное нами выше, тоже было не случайным, а вполне обоснованным. При этом, на деле брачный союз еще не означал действительной унификации (в известном смысле не оконченной до сих пор) - единство заканчивалось налогами, за чем зияла пропасть взаимной вражды кастильцев с арагонцами и вполне независимого внутреннего устройства последних. Появившееся королевство Испания носило прежнее кастильское платье и говорило на кастильском, а не испанском.
Обосновавшаяся в Кастилии пара проводила прежний, магистральный исторический курс на пути от феодализма к абсолютизму. В переводе на человеческий это означало не тиранию верховной власти, а укрепление единого закона и создание такого же (единого) правового поля на всем подвластном пространстве. Известный факт - сильные личности подбирают не только сильных помощников, но и стремятся ввести свою силу в известные берега. Изабелла и Фердинанд, подчеркнуто правившие в согласии (о чем должна была свидетельствовать геральдика, тогдашний аналог пропагандистского плаката), опирались на юристов и закон в своем стремлении к порядку. В практическом смысле это означало создание королевской бюрократии, постепенно заменявшей и феодальных нобилей и городские/провинциальные собрания. Разумеется, все вертелось вокруг главного вопроса - сбора налогов. Созданная еще в годы войны с Хуаной организация Святая Эрмандады возникла как симбиоз городской полиции и сборщиков податей, тогда же появилась и много более известная испанская Святая Инквизиция, тоже являющаяся прообразом контрразведки, а не только духовной безопасности. Ее представители неплохо помогали в мирском - во многом благодаря процессам инквизиции были найдены деньги для активной внешней политики. Но, и это важно - для подавляющего большинства людей это означало спокойствие на улицах и крепкий сон по ночам. Суть этих реформ, включающих в себя и поглощение королевской властью последних независимых рыцарских орденов Испании - проста, понятна и прогрессивна. Переход ресурсов из рук немногих в руки Изабеллы и Фердинанда означал рост благосостояния многих. Испания развивалась, а это и было главным.
Внутренние реформы, весьма решительные в правовой сфере, не особенно коснулись дел экономических. Говоря проще, практичная королева не собралась чинить работающее, да и не особенно могла бы преуспеть в этом. Тем не менее, приведение в порядок финансовых дел королевства не замедлило благоприятно сказаться на внешней торговле, с некоторым ущербом для внутреннего развития.

Дела внешние
Подлинную известность Изабелла и Фердинанд получили благодаря успехам во внешней политике (которые, замечу, были бы невозможны без внутренней). Именно в их эпоху Испания вышла на уровень великих держав. Можно выделить три основных направления их деятельности на этой стезе: завершение Реконкисты, колонизация Америки и участие в Итальянских войнах.
Война с Гранадой, мусульманским эмиратом, после победы над которым союз Кастилии и Арагона стал называться Испанией, началась еще в 1482 г. и продолжалась вплоть до неустойчивого перемирия 1490 г., когда ставленник наших героев решил переменить дирекцию, превратившись из марионетки в самостоятельного правителя. Это глупый маневр, предпринятый в крайне неблагоприятное время, положил конец многовековой истории мусульман на полуострове. Кастильская королевская армия, с ее пушками и аркебузами, поставила крест на последнем государстве ислама. Гранада пала в 1492 г., став зримым подтверждением верности курса правящей пары. Победив, испанцы повели мудрую политику, надев на железный кулак бархатную перчатку, чем избавили себя от многих забот, предоставив решать проблему лояльности покоренного мусульманского населения в лучшие времена. Конечно, испанские мусульмане и их лучшие друзья испанские евреи вынуждены были уехать или креститься (за чем вдумчиво наблюдала инквизиция), но у них было целых три года для принятия решения, что являлось вполне достаточным сроком даже по меркам того неспешного времени.
Итальянские дела, бывшие со стороны нового королевства более арагонскими, нежели кастильскими, не были столь явственно завершены победой как поход Изабеллы на Гранаду, но все же к концу жизни последней ее муж был провозглашен королем Сицилии и претендовал на неаполитанский трон. И в итальянских кампаниях Испания обрела военную славу, вступив в полуторостолетнее противостояние с Францией. Там начинается слава знаменитой испанской пехоты.
Наибольшего успеха (которому, заметим, современники придали наименьшее значение) было открытие в 1492 г. лже-Индии - Северной и Южной Америк. Генуэзец Колумб, действовавший от имени и по поручению Изабеллы (ее личная заслуга велика и неоспорима - она не просто спонсировала экспедицию, она увидела возможность, первоначально зарубленную ее чиновниками) подарил Испании нечто вроде скатерти-самобранки: неиссякаемый источник ресурсов (золота, серебра, специй), опираясь на который Испания смогла повести в следующем 16 веке по настоящему мировую политику - первая в истории человеческой цивилизации. При этом, в отличие от жестокого Колумба, королевские власти безуспешно (в то время) стремились сделать собственную власть приемлемой для покоренных народов.

Падение Гранады


Смерть и наследие
Первой ушла Изабелла, умерев в возрасте пятидесяти трех лет в 1504 г. К этому времени она все чаще страдала от приступов меланхолии, доставшихся по наследству от матери. Тем не менее, ничто не говорило о том, что она сломалась в поздние годы. Тяжело переживая раннюю смерть двух первых детей, она продолжала твердой рукой управлять постоянно разраставшимся государством. Ее жизнь отравляло вечное проклятие королей - наследники. Ставшая наследницей дочь Хуана, выданная замуж за сына германского короля и императора бургундца Филиппа Красивого, демонстрировала черты характера не позволявшие надеяться на удачное правление. Изабелла рассчитывала избежать этого передав фактическую власть своему мужу и не допустить смуты в Кастилии, но до конца разрешить это противоречие (абсолютный правитель без власти) королеве не удалось. Ее смерть открыла новый раунд борьбе в королевстве - аристократия попыталась взять реванш, воспользовавшись ослаблением двора. Фердинанд и Филипп, попытавшийся править вместо официальной наследницы и королевы Кастилии Хуаны, повели борьбу с друг другом, разгореться которой не дала внезапная смерть габсбургского герцога. Фердинанд же быстро подчинили себе свою дочь и сломил своих врагов: в этом он был идеален, благо опыт итальянской политики времен Макиавелли позволял ему играючи обходить своих неуклюжих испанских оппонентов. К тому же за ним стояли привыкшие к крепкой королевской власти города, войско и бюрократия. Он правил еще двенадцать лет, мудро не вмешиваясь в механизм созданный упорным гением своей супруги, но блестяще пользуясь им.

Изабелла и Фердинанд представляют собой один из самых успешных союзов в истории. Ясный и светлый ум Изабеллы, ее моральная чистоплотность и сила характера идеально наложились на харизму, хитроумность и удачливость Фердинанда. Были ли они счастливы как муж и жена? По всей видимости да, хотя если Изабелла любила, то Фердинанд скорее позволял любить себя. Тем не менее, чувства вовсе не главное, а в остальном брак был вполне удачен, о чем свидетельствуют пятеро детей. В этом браке важно то, что Фердинанд не мешал, а помогал своей великой супруге создавать Испанию. Высшей наградой правителю может стать констатация того, что его подданные в конце правления стали жить лучше и счастливее нежели чем в начале - история этой пары относится именно к разряду таковых. Изгнание евреев забылось (мы все помним! (с) евреи), а гуманизм и университеты, последняя точка в тысячелетней войне и победы над врагами Европы остаются незыблемыми памятниками правления Изабеллы I Кастильской и Фердинанда V Арагонского. Мы благоговейно умолкаем, желая всем того же счастья.

Tags: 15 век, 16 век, ЖЗЛ, Королевство Испания, Простая история
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments