Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Люди Семь

- творческое развитие темы Столпов Отечества, начатой тут. ЖЗЛ времен Семилетней войны (1756-1763). Начнем с пруссаков, часть первая. Орлы, герои и любимцы.

Ганс Иоахим фон Цитен (1699-1786)

Будущий гусарский король родился, жил и вырос среди юнкеров, а потому сызмальства познал бедность и лошадей. Низкорослый пехотинец не вызывал уважения товарищей, затирался по службе, а потому прибегнул к обычному тогда (и сейчас) методу - пожаловался самому королю. Тот определил несчастливца в драгуны, правда с небольшим повышением. Но мытарства теперь уже поручика фон Цитена продолжились - в кавалерии его невзлюбил ротмистр, так что последовал вызов на дуэль, отсидка в крепости за это же и, после выхода из нее, драка. Казалось бы карьере конец, но строптивцу дали еще один шанс - да какой! Его переводят в лейб-гусары. Он участвует в боях с французами на Рейне, в составе прусского корпуса отправленного на помощь австриякам (1735 г.), но ... вы уже догадываетесь? Да, он и там не поладил. Язвительный, вспыльчивый и грубоватый фон Цитен не находит общего языка со своим полковником. На дуэли он тяжело ранит командира...

Старый прусский король и австрийский император померли. Началась война за Австрийское наследство и всем стало не до этого. Делом отличившим и выделившим его стал бой в котором эскадрон Цитена промчался по узкой плотине посреди болота и взял австрийскую позицию, несмотря на пальбу из пушек и прочие страсти. Король вручил ему Голубого Макса, чин подполковника, а вскоре у Цитена был свой гусарский полк. Человек с наружно скверным характером проявил себя как настоящий отец-командир, заботливый и внимательный до дел своего хозяйства. Полк становится лучшей кавалерийской частью, а сам Цитен проявляет свой талант великолепного командира легкой кавалерии. Следует серия походов и боев, постепенно выделяющих его среди остальных командиров. У него нюх, да он и попросту удачлив - нужно доставить срочный приказ Фридриха в окруженный прусский корпус? нет проблем! целый полк посылается в самоубийственное задание, но Цитену опять везет - его люди недавно получили новую форму, став похожими на венгерских гусар. Эскадроны проходят через австрийские позиции, кто-то из австрияков замечает неладное, крик, стрельба, но уже поздно - дело сделано! При этом, как и все вожаки воюющие не сколько умом, сколько ноздрей, инстинктом, фон Цитен постоянно получает ранения и прочие геройские шрамы.
Война закончилась, наступил мир и, как и полагается, начались проблемы. В военное время фон Цитен был хорош, а вот в мирное... дисциплина и вообще. Король как-то решил проверить теоретическую подготовку своего гусара, задав ему вопрос в стиле как взять вон ту позицию? на что получил грубоватый ответ - когда придет время я буду знать, что делать. Ну, как уже и говорилось - чутье, такого учить только портить. Отношения действительно подпортились, лихой вояка расхворался в своем имении, потерял любимую жену и вообще хотел уйти в отставку. Помешала Семилетняя война и пламенная, как писали раньше, любовь к королю и Отечеству. Фридрих с укоризной сказал - ну как же так, бросать меня в такой момент, фон Цитен всплакнул, они обнялись и все заверте закончилось, поздравляю вас с генерал-лейтенантом!
В эту войну он делал все тоже, что и прежде, но на высшем уровне. Командуя авангардом во всех походах Фридриха Великого, гусарский король как обычно получал многочисленные ранения и проявлял свои лучшие качества - природную смекалку, ум и настойчивость. Вообще, не склонный к лишним заумствованиям, простой и надежный как сабля, фон Цитен оказывал на сложного короля умиротворяющее воздействие в трудные минуты. Бывало нахлынет на коронованного флейтиста тоска и хандра - кругом враги, англичане изменили, надежды - нет! а тут, всегда подле, бравый фон Цитен, в своей меховой шапке, сосредоточенно кусает яблоко. Ничего, говорит он, ничего - Бог не выдаст, свинья не съест. Фридрих был тем еще протестантом, но не секрет, что искренняя вера других укрепляет - и действительно, после дела поправились. Но, не верой единой - в одной из самых тяжелых битв войны, когда все атаки солдат короля были отбиты с огромным уроном и наступившее утро принесло Фридриху поражение, внезапно в тылу торжествующего врага раздались залпы орудий - это фон Цитен, блуждая в темноте, все-таки нашел дорогу, атаковал с тыла, захватил орудия, направив их на врага и вырвал победу для Пруссии. Ну как такого не любить? Народ сочинял о Цитене-из-кустов байки и песни, король сделал генералом и, переборов себя, своим другом.
Закончилась война и наступила долгая и спокойная старость. Он женился вновь, растил детей, заезжая в Потсдам к Фридриху покалякать о том, о сем и рачительно богател, превратив свое поместье в образцовое. Всегда в мундире, молчаливый на людях и веселый в кругу друзей, фон Цитен скончался в авангарде, опередив своего короля на несколько месяцев.

Курт Кристоф фон Шверин (1684-1757)

Образцово погибший фельдмаршал Пруссии, не какой-нибудь Паулюс без фона, настоящий граф. Выходец из небольшого немецкого государства на Севере СРИГН, фон Шверин начинал в Нидерландах, в боях с армиями Людовика XIV, погасшего солнечного короля, потом на службе у шведского короля Карла XII. После Полтавы Шверина посылают к сбежавшему к османам королю узнать, что, собственно говоря, делать дальше? Служба продолжается, фон Шверин получает генерал-майора и выигрывает первую битву, поколотив ганноверские войска на своей малой родине, в Мекленбурге. Но, Швеция войну проигрывает, а герцог вступает в затяжной конфликт с собственными сословиями, так что фон Шверин предлагает свою шпагу Пруссии. Его принимают, но не любят - для простоватых прусских генералов фон Шверин слишком сложный, много где был, много чего видел и вообще себе на уме, да и характер у него тяжеловат. Получив обидное прозвище маленький Мальборо наш герой командует пехотой, иногда занимается внутренней политикой, постепенно заняв свою нишу умника при короле-солдате. К концу жизни Фридриха-Вильгельма он уже генерал.
Новый король хорошо помнит одного из судей собственного трибунала (в деле о попытке побега кронпринца) и весьма ценит своего разностороннего полководца. Не успев даже вступить в новую войну, фон Шверин становится фельдмаршалом и графом. У них с Фридрихом много общего, включая профранцузские настроения и неприятие культурной ограниченности прусских генералов. На фоне таких людей как старый дессауец фельдмаршал Леопольд, сознательно отказавшийся от обучения своих сыновей всяческим наукам (дабы не портить природу), фон Шверин выглядел особенно выгодно в глазах короля.
В первом же сражении новой войны будущий великий полководец Фридрих был разбит наголову и примчавшись на другой фланг к нашему герою растеряно спросил - что делать? тот оценивал своего короля без лишнего пиетета и настойчиво рекомендовал удалиться с поля боя и не мешать. Т.е., конечно, так прямо он не говорил, а горячо уговаривал сохранить Его Величество свою драгоценную жизнь для будущего величия Пруссии, но итог был один - Фридрих ускакал, а сражение продолжилось. В нем фон Шверин получил тяжелое ранение и доканчивать бой довелось тому самому Леопольду, пехота которого и одолела врага. Потом и далее фельдмаршал успешно продолжал свою службу, одерживая всяческие победы и ссорясь с вышеупомянутым Леопольдом по каждому поводу. Что поделать - характер у него был крайне скверный! Это соперничество и привело к ссоре с королем - возник вопрос об увольнении за негодность одного генерала и когда фюрст Леопольд I сказал свое веское да, то фельдмаршал фон Шверин немедленно произнес не менее веское нет. Потом наговорил всяких дерзостей королю и подал в отставку, что твоя примадонна.
В перерыве между Австрийской и Семилетней войнами, Фридрих решился на примирение, причем инициатива была за ним. Он пригласил упрямого фельдмаршала к себе в Сан-Суси и ... о! дело происходило за закрытыми дверями, но как говорили бывшие рядом, крик стоял такой, что никакая звукоизоляция не спасала. Этот, мягко говоря, спор закончился примирением. Король оценил откровенность и был любезен как никогда. С тех пор фон Шверин опять был в первых рядах. Началась Семилетняя война и фельдмаршал был рядом.
В 1757 г. фон Шверин командовавший третью прусской армии героически погиб в Пражской битве. Его солдаты никак не могли пробиться сквозь австрийскую оборону, нарастало смятение. Старик схватил изорванное знамя и пошел в атаку. Картечь пробила героическую грудь и он отдал Богу душу. Позднейшая мифология придумала легенду о том, что эта смерть так воодушевила солдат, что они бросились на батареи и... ничего этого не было, сражение выиграли иначе, но смерть действительно была, что называется, образцовой. Король помнил своего фельдмаршала, часто говоря о том, что он был бы идеален, если б умел терпеть кого-нибудь рядом с собой. После Росбаха король сказал, что Шверин был бы счастлив, доживи он до этого дня - покойный фельдмаршал мечтал разбить французов в каком-нибудь сражении.

Фридрих-Вильгельм фон Зейдлиц (1721-1773)

Это - орел, т.е. кот, прекрасный во всем, не считая того, что он является прирожденным убийцей. Таков был и наш фон Зейдлиц. Сын прусского кавалериста, в семь лет он уже сидел в седле, став впоследствии великолепным наездником. В начале первой войны Фридриха Великого, фон Зейдлиц с тремя десятками кирасир оказывается в окружении венгерских гусар, храбро оборонятся и попадет в плен. Находясь в крепости, он на глаз срисовывает ее укрепления и после обмена пленными выкладывает на стол королю ее план, довершая впечатление умелым рассказом. Молодой господин в восторге и ротмистр фон Зейдлиц уходит командиром эскадрона. Дальше все как положено настоящим кавалеристам - служба в авангарде, смелые рейды, взятые в плен генералы... Полковник фон Зейдлиц оказался умным и гуманным человеком - его солдат не наказывали палками, а офицеры были отлично подготовлены даже по меркам прусской армии. При этом, служебная рутина не сделала из него педанта, отнюдь. Несмотря на некоторую хрупкость здоровья, кавалерист Зейдлиц пользовался репутацией повесы и франта. Не раз король пенял ему на немыслимые наряды, а однажды даже бросил в огонь камина один из них... но все сходило с рук.
Звездным часом генерала стала Семилетняя война. Зейдлиц умело прикрывал отход после несчастного Колинского сражения, но по настоящему развернулся при Росбахе и Цорндорфе. Его кавалерия однажды атаковала французов так внезапно, что накрытый для их командования ужин довелось съесть прусским офицерам. При Росбахе атака его легкой кавалерии, предваряемая подброшенной Зейдлицом в воздух трубкой, привела к разгрому и истреблению французской армии - пехоте почти не довелось участвовать в бою. Там же он получил тяжелое ранение и генерал-лейтенанта. В Цорндорфском сражении он спокойно наблюдал бегство прусской пехоты, выжидая подходящего момента - несмотря на несколько прямых приказов короля атаковать немедленно. Ему отсюда лучше знать когда надлежит атаковать, отвечал Зейдлиц. Наконец, увидя возможность, он атаковал, потом еще и еще - и вырвал победу для Фридриха, который демонстративно обнял его перед всеми, назвав произошедшее исключительно заслугой кавалерии. И в дальнейшем, умно-осторожный фон Зейдлиц предупреждал многие опасности, не сумев, увы, при Кунерсдорфе переубедить короля и отменить атаку. На неудобной, пересеченной местности его всадники понесли огромный урон, а сам он надолго выбыл из строя. Позже, задним числом, Фридрих признавал тогдашнюю правоту своего кавалериста, но было уже поздно...
На заключительном этапе Зейдлиц служил в армии принца Генриха и выиграл для него последнее сражение в Семилетней войне. В мирные годы генерал был главным инспектором всех силезских кавалерийских полков, продолжая прежний образ жизни. От трудов, тягот и семейных невзгод (дочери-разведенки) здоровье Зейдлица окончательно расстроилось и лучший прусский полевой генерал умер в сравнительно молодые годы.
Tags: 18 век, ЖЗЛ, Королевство Пруссия, Простая история, Семилетняя война
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments