Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Слоны и консулы

- Вторая Пуническая война (218-201 гг. до н.э.) часть какая-то. Предыдущая, вместе с надеждами пунийцев - тут.

Карфагенские слоны, сконструированные для захвата Европы


Ганнибал и сменявшие друг дружку римские консулы продолжали свою смертельную игру в Италии. Как мы помним, пуниец не получал необходимых сил из Африки, но это не помешало ему устроиться в Южной Италии на свой манер. Карфагенская армия вела войну по-маленькой, за неимением иных возможностей. Создать угрозу то тут, то там, разбить когорту, прикрыть сбор урожая, окружить римский лагерь... В это время римляне вели античную тотальную войну, набирая войска из всех, кто еще мог держать оружие. Борьба, в сущности, происходила по очень простым правилам: Ганнибал мог разбить почти любое римское войско в чистом поле, но не имел возможности производить длительные осады крупных городов или растрачивать силы в атаках римских полевых укреплений. Плеть и обух, плеть и обух.
Римляне же и в Италии проводили точно такую стратегию, что и во всей войне - наносили удары по опорам, не трогая основы. Восстановив положение на севере, они ударяли по новым союзникам Ганнибала на юге, используя для этого в большом количестве всякого рода иррегулярные отряды - отпущенных рабов, наемников и прочий сброд. Относительно небольшая карфагенская армия физически не могла защитить всех, да и способ применения ее был сугубо наступательный.
В 212 г. пунийцы смогли использовать недовольство преимущественно греческого населения Тарента казнью заложников Римом и город, кроме цитадели, перешел к Ганнибалу. Этот политический успех, вызванный, в сущности, случайностью, стал последним. Хотя в этом же году ему удалось еще трижды разбить римлян, нанеся им тяжелый урон, эти победы уже ничего не решали - их попросту нечем было развить.

Капуя
Римляне предпринимали попытку осады еще в 212 г., но тогда вернувшийся из рейда Ганнибал сделал консульским армиям страшную козу и римские легионы с достоинством убежали, т.е. умело отступили. В следующем году все происходило серьезнее - их войска сумели создать настоящую полевую крепость, отрезав город от пунийской армии. Ганнибал понимал, что прямая атака, даже в случае удачного завершения, может стоить ему таких потерь, что этой победой война и закончится. Поэтому он предпочел выманить, перехитрить врага. Его армия демонстративно пошла на Рим, теперь уже по-настоящему, как убеждали послания пунийца капуанцев, вдохновляя их продержаться еще немного. На деле, разумеется, он не собирался бросать своих слонов в безрассудную атаку на римских гусей - только лишь отвлечь осадные армии от Капуи, заставить их двинуться обратно, а там уж... Впрочем, ничего из этого не вышло, хотя сам марш Ганнибала, между струек, т.е. римских крепостей и армий, заслуживает уважения. Римляне отослали лишь один отряд (погиб, конечно же), но осады не прекратили. Город, практически вторая столица Италии, был обречен и сдался. Кара была достойной Рима - руководителей казнили, состоятельных разорили, свободных обратили в рабство. Но главное, главное было то, что изначальный план пунийского марша в Италию обернулся наизнанку, ударив по ним самим. Любому было очевидно, что лучшая и непобедимая из карфагенских армий не в силах была предотвратить эту экзекуцию. После падения Капуи и самому тугому на ум италику было понятно, что с переходом на другую сторону силы лучше обождать. Началось бегство, даже и из самой армии - иберийцы дезертировали вполне сознательно, особенно после новостей из Испании.

Увы, бронированием пожертвовали в угоду скорости!


Новости из Испании
Новый испанский генерал, Публий Сципион, был молод (25 годков) и, судя по всему, умен. Сын и племянник известных нам Сципионов, погибших в Иберийской кампании, был избран Сенатом отчасти от безнадежности - хороших полководцев вообще было немного, а уж для Испании, которая в римской стратегии занимала даже не второе место, вполне подошел бы и он. Сципион, вместе с подкреплениями, прибыл на полуостров в 210 г. и немедленно обнаружил в себе крупного полководца и стратега. Пунийские войска, разделенные на несколько армий, занимались замирениями оставшихся племен и прочей рутиной, совершенно не ожидая от крепко побитых римлян особой прыти. В худшем случае - очередное движение через Эбро.
Но Сципион сумел удивить, хотя на самом деле, все это было не очень сложно - особенно если ты пишешь эти строки, а не отвечаешь за них головой. Он посадил своих людей на корабли и высадился прямо у стен Нового Карфагена. Хотя гарнизон крепости был крайне мал (ну кто мог ожидать?) фронтальная атака мужественно отражалась до тех пор, покуда не обнаружилось, что римляне проникли с тыла, перебравшись через незащищенные стены. Город, со всеми запасами и сокровищами, пал в 209 г. Сципион вступил в прежние приятельские отношения с иберийским племенами, но уже за пунийский счет. Оставив в крепости мощный гарнизон, он быстро ретировался на прежние позиции, так что врагу оставалось лишь хлопать глазами. Случившееся было еще более обидным и потому, что одна из пунийских армий должна была повторить переход через Альпы, на помощь Ганнибалу. Теперь же тыл карфагенян был безнадежно разрушен, а на Эбро стояла римская армия, усиленная морпехами.
И все же они рискнули. в 208 г. брат Ганнибала Гасдрубал пошел быстрым маршем и хотя Сципиону удалось разбить какую-то часть его войска, основной массе удалось прорваться в Галлию. Мы пока оставим его, подкупающего галльских вождей и продолжим испанские дела.
Не сумев остановить одну армию, Сципион обратился к оставшимся. Потеря основной базы, постепенный переход иберийцев на сторону побеждающего и щедрого полководца, разобщенность и отсутствие внятного плана, делали положение Карфагена в Испании крайне шатким. Пунийцы засели в глухую оборону, предоставив легким войскам вести привычную войну. Все это время Сципион медленно, но верно продвигался по полуострову, отвоевывая город за городом. Так продолжалось несколько лет, покуда в 206 г. не состоялась последняя, решающая битва. Объединившись, пунийцы дали сражение. Их армия, по большей части состоявшая из иберийцев, была несколько больше римской, но исход боя определялся не только этим. Обе стороны прекрасно понимали, что первыми побегут те самые иберийцы, вопрос был лишь - из чьей армии? Сципион разрешил эту проблему поставив их на самые неопасные участки, фактически для демонстрации. Атаки римской пехоты решили исход боя - последняя испанская армия Карфагена исчезла. Второе очко в пользу Рима, после Сицилии.

Гасдрубал, брат Ганнибала и тоже хороший, православный человек


Последний марш
А мы вновь возвращаемся в Италию. Кольцо постепенно сжималось, хотя Ганнибалу еще удавались быстрые победы над отдельными отрядами, а его легкая конница убивала иной раз неосмотрительно выехавших на рекогносцировку консулов. Цитадель Тарента висела немым укором и дамокловым мечом, осада ее решительно не удавалась, а во многих городах начинали вязать пунийские гарнизоны, сдаваясь Риму. Впрочем, у римлян тоже все было не идеально - ропот из-за тягостей бесконечной войны усиливался тем сильнее, чем дальше был сам Рим. И вот, в таких условиях пришла весть о том, что из Испании идут новые войска, что они пересекли Альпы и уже тут!
Весной 207 г. Северная Италия опять увидела пунийское войско. Усиленный галлами, Гасдрубал шел на соединение с братом, который искусно обошел римские заслоны и двигался навстречу ему. Сложный маневр, особенно в век коротких мечей и длинных языков. Хотя римлянам не была известна высокая теория внутренних коммуникаций, они воспользовались ею блестяще. Оставив против Ганнибала отдельный отряд, стоящий на хорошей позиции, римляне под командованием консулов Нерона и Салинатора скрытно объединили оставшиеся силы и выступили против Гасдрубала. Пройдя быстрым маршем, они атаковали его войско.
Римские источники оценивают силы пунийцев в 50-60 т. человек, что явное преувеличение, даже если принимать во внимание галльских добровольцев. Учитывая то, что соединенные римские армии не превышали 45 т., а сам Гасдрубрал, оценивая врага, стремился избежать сражения, то можно смело предположить, что его армия вряд ли насчитывала более 30 т. солдат. И это с учетом галлов. Битва при Метавре стала последним, почти решающим сражением этой войны, в которой их было так много. Бой был кровопролитным, это известно по римским потерям, оцениваемым в 8 т. Итогом спящих крепким пьяным сном галлов и безыскусных римских атак в лоб стала гибель карфагенского полководца и его армии. Пленных, как правило, считают лучше убитых, поэтому по цифре в 5 т. мы можем сделать еще одно подтверждение собственным выводам. Так или иначе, но эта последняя, личная попытка Ганнибала провалилась - торжествующий и озлобленный враг прислал ему голову брата в подарок.
Все было кончено и пуниец отошел в последний из имеющихся у него портов Южной Италии, где и засел.
Tags: 3 век до н.э., Простая история, Пунические войны, Рим
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments