Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Слоны и консулы

- Вторая Пуническая война (218-201 гг. до н.э.) часть какая-то. Предыдущая, вместе с римскими легионами - тут.

Ганнибал и яго воинство


Сицилия и Сиракузы
Сицилия, контролируемая Римом, представляла собой сложную сеть греческих полисов, сильнейшим среди которых были Сиракузы. В них правил наш старый приятель, полупобедитель мамертинцев, союзник Рима и враг Карфагена Гиерон II. Так вот, он умер, а власть перешла к его внуку, Гиерониму. Сей малец, вдохновленный успехами пунийского оружия, решил отпасть от старого союза, опираясь на простой, как обычно (с придыханием) говорится, люд. Народ радовался, но тут внучару некстати убил заговорщики и все совершенно запуталось. Все эти греческие разборки дело достаточно скучное, поэтому скажем кратко: простой (дурной) народ выступал за одно, а умудренные жизнью (развращенные) богатеи тяготели к другому - к Риму, его оргиями и стабильности. Затесавшиеся в толпе агенты Ганнибала сбросили тоги и не жалея слов поведали о том, как сурово римляне расправляются с мятежниками. Их поддержали набившиеся в город перебежчики, особенно много которых было с флота - им сдаваться было уже поздно. Толпа разгорячилась, лучших горожан перебили в качестве аргументации и порешили воевать дальше. А на острове уже высаживался суровый герой италийских кампаний, пятикратный чемпион консул Марцелл.

В 214 г. римская армия обложила Сиракузы, но городская демократия применила вундерваффе, чудо-оружие - гениального инженера Архимеда. Семидесятилетний старик оказался очень крепким и сметливым человеком: его катапульты и прочие баллисты поражали римскую армию и топили суда. После восьми месяцев безуспешной осады Марцелл вынужден был ограничиться блокадой. Между тем, пунийские олигархи решили открыть новый фронт: в Сицилию отправилась армия Гимилькона, начавшая отвоевывать давно уже потерянные города и веси. Римские солдаты дичали, ощущая себя как на пороховой бочке - т.е. если бы они знали порох, конечно. Греческие города восставали один за другим - в одном случае римляне превентивно перебили все мужское население полиса чтобы предотвратить бунт. Марцелл воспользовался какой-то сиракузской попойкой, сумев в 212 г. прорваться в предместья и расположить там свою армию. На этой позиции он и встретил атаку объединенных карфагенско-греческих сил. Войска Гимилькона и Гиппократа (не того) не сумели выбить римлян и предприняли встречную блокаду, расположившись рядом лагерем. Эту картину многослойного бутерброда дополнял блокадный римский флот на рейде и еще более блокадный карфагенский рядом. Увы, в отличие от Марцелла, Гимилькон и Гиппократ раскинули палатки на болотах и вскоре бактерии сделали то, чего не смог совершить консул - совершенно обессиленные и переполовиненные армии союзников отступили.
Горожане опять решили сдаться, теперь хором, т.е. скопом: и богач, и бедняк, как говорится. Но римские перебежчики и прочие наемники оставались в том же статусе, так что головы полетели вновь. После этого история совершила чудесный кульбит, так знакомый нам всем - перебив партию мира, партия войны обратилась к консулу с предложением сдать город, за мелкий прайс. В процессе переговоров часть города отдали авансом. Короче говоря, в 212 г. Марцелл взял город, принципиально наказав горожан и отдав Сиракузы на разграбление, а наемников и перебежчиков отправил в Южную Италию, разорять перешедшие к Ганнибалу местности. Город стал римским.
Но война на острове еще не была закончена. После бесславной неудачи Гимилькона под Сиракузами, душою карфагенского дела стал прыткий нумидиец Мутин, присланный все тем же Ганнибалом. Он повел войну в стиле бей и беги, нанося римлянам тяжелые потери. Эти успехи (и рука Одноглазого) вызвали недовольство и зависть у номинального командующего из самого Карфагена, которого звали Ганноном (само по себе дурной знак). Трения усиливались, Мутина снимали/повышали, давили и все же довели: он вступил в переписку с римлянами и сдал им в 210 г. главный карфагенский город Аркагант. Вот теперь война в Сицилии закончилась.

Лазер Архимеда сжигает римские корабли. Конечно, это не подтверждено и вообще антинаучно, но так говорили и о Тесла, а ведь именно его пушки спасли СССР от танковых клиньев союзников в первом Red Alert!


Испания и Греция
Филипп Бедросович (не удержался) Македонский поспешил заключить мир со своими греческими противниками. Вообще, греки давно уже с подозрением смотрели на своих римских воспитанников, забравших большую силу, но взаимные свары и разобщенность не давали им возможности предпринять что-либо. Македонский царь оказался слабым стратегом - он медлил, не спешил и довел дело до того, что не фаланги высадились в Италии, а легионы в Греции. Римляне повели войну из Эпира, потом их флот появился в самой Греции, что немедленно спровоцировало агрессию против Филлипа ряда греческих государств... Подтянулись и остальные соседи Македонии. В обороне царь проявил больше энергии нежели в наступлении, но как союзники, македонцы потеряли для Карфагена всякую ценность. Фактически, не считая нескольких стычек, войну против Филлипа выиграла римская дипломатия. Борьба продлилась еще десяток лет и закончилась в 205 г. миром на основе статус-кво.
В Испании все обстояло намного интереснее. Как мы помним, полуостров был базой для похода Ганнибала и удерживался армиями под командованием его братьев, Гасдрубала и Магона. Для Рима было жизненно необходимо связать испанские карфагенские войска и перерезать возможные коммуникации между ними и итальянской армией пунийцев. Дело доверили братьям Сципионам, один из которых был тем самым консулом, которого в долине Роны перехитрил предводитель слонов. Таким образом, это была по-настоящему братская война.
Карта была такой: на юге пунийцы, на севере римляне, а посредине иберийцы, держащие обе стороны за говно галлов. Сначала везло старшим, римским братьям. Отразив в 215 г. попытки врага переправиться через Эбро, они начали мал-помалу теснить врага. Отвоевали злополучный Сангут и даже вышли к будущему Гибралтару. Эти успехи побудили одного из нумидийских вождей перейти на сторону Рима. К нему был отправлен цельный центурион, для обучения прусскому шагу и прочим европейским премудростям. Про шаг я, положим, приврал, но война началась и пунийцев поколотили. Бунт, однако, был подавлен Гасдрубалом и набежавшими со всех сторон африканцами, среди которых особенно отличился очередной нумедийский кронпринц Массинисса, запомните его. В 211 г. их войска вернулись в Испанию и началось контрнаступление. К этому времени консулы заручились поддержкой иберийских племен и наняли до двух десятков тысяч человек. На их стоящие отдельно армии и обрушились удары карфагенян. Иберийцы легко перекупались, началось отступление к Эбро, под натиском легкой африканской кавалерии. Затем последовала катастрофа: сначала пунийцы окружили и совершенно уничтожили одну армию, а затем - другую, причем оба консула погибли и лишь небольшим отрядам удалось уйти. К счастью для Рима, подкрепления из Италии подоспели вовремя и сумели предотвратить дальнейшее продвижение врага, но большего, по всей видимости, достичь было крайне затруднительно. К 209 г. испанская кампания явственно приобрела патовый характер .

Неустрашимый римский легионер: в трепет его мог привести лишь враг или дурное предсказание на кишках козла


В Южной Италии
После Канн Ганнибал не пошел на Рим - и правильно сделал. Осада бы провались, а штурм не удался. Поражение лишило бы его плодов победы и всех надежд питаемых в начале кампании - показать союзникам Рима, что его власть в Италии не беспредельна. На юге, где Рим особенно (из-за отдаленности северных варваров и близости греков-демократов) не любили, Ганнибала наконец-то встретили тепло, буквально как нового Пирра, не к Беневенто будь помянуто.
Восстала Капуя, крупный портовый город. Как и в Сиракузах, решающую роль сыграл народ. Ганнибал попытался взять было несколько ключевых городов на подступах к Центральной Италии, но не преуспел - хотя римляне не спешили вступать в сражения, они цепко держались на мало-мальски выгодной местности. Кампания 215 г. не дала в этом смысле ничего, но в остальном пуниец сумел добиться многого - значительная часть юга перешла к нему, а карфагенское войско обрело базу и крышу над головой. Впрочем, в том же году римлянам удалось демонстративно разбить восставших на носке сапога италиков, чему Ганнибал помешать не сумел. Сам он отчаянно нуждался в подкреплениях, которые ему теперь могли быть доставлены сравнительно безопасно. И действительно, если бы тогдашнее карфагенское правительство обладало хотя бы тенью способностей английского, то победу Ганнибала можно было считать почти обеспеченной. Этого не произошло, олигархи ответили небольшим отрядом и остроумной шуткой: если Ганнибал одержал такие громкие победы, то и подкрепления такому полководцу не нужны. Так был упущен верный шанс на пунийскую победу в этой войне.
Tags: 3 век до н.э., Простая история, Пунические войны, Рим
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments