Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Слоны и консулы

- Вторая Пуническая война (218-201 гг. до н.э.). Затравочка тут.

Если дело отцов станет делом твоим/Только так победим, только так победим! - юный Ганнибал дает клятву ненавидеть Рим всеми жабрами своей души


Ганнибал, сын Гамилькара
Подавив восстание наемников, Гамилькар Барка возглавил ту часть карфагенской элиты, которая считала новую войну с Римом неизбежной и стремилась избежать прошлых ошибок. Этим младофиникийцам противостояли консервативные олигархи, не желавшие ничего менять и править как встарь, при помощи наемных солдат, над Африкой. Потеря Сицилии и Сардинии только усилила их нежелание бороться с Римом и культурную изоляцию от эллинского мира.
Не таков был наш герой - ненавидя Рим, он сознавал источники его силы и стремился ввести свой народ в ту же систему ценностей, приобщив его к греческой культуре. Едва отбившись от обвинений в разжигании того самого мятежа, который он недавно подавил, Барка собрал имевшиеся силы и пошел как будто продолжая карательные экспедиции в Африке, теперь против нумидийцев. Перед отъездом из города, он заставил девятилетнего сынишку оторваться от наук и поклясться в вечной ненависти к Риму. Да, мне не простили бы, коль я забыл упомянуть эту замшелую легенду. Так или иначе, но юный Ганнибал учил в это время греческий, приобщаясь к тому же кладезю что и римляне.

Разумеется, его отец не мог и не хотел распустить войско, в этом была его сила, сила его партии. В 236 г. он высадился в Иберии (Испании), где у пунийцев до этого было лишь два небольших городка-форпоста. На побережье лежало еще несколько почти варварских городов, основанных греческими беглецами. Между ними - десятки иберийских племен, воюющих с друг другом и всеми остальными. В это тесто и вонзилась пунийская сталь. Черт побери, эта античность делает мой слог выспренним! За восемь лет Барка сделал в Иберии то, что когда-то пытался устроить на Сицилии. Его войско вскоре перешло на самоокупаемость, а умелая дипломатия и привлечение местных вождей на свою сторону сделало его почти царем. Он основал город Новый Карфаген, столицу испанских владений, развил земледелие, горное дело и добычу серебра, пополняяя свои ряды за счет иберийцев. Все были довольны, а из Испании в столицу текли денежки, затыкая рты его политическим противникам. Рим тоже обратил внимание на неслыханно быстрый рост карфагенской мощи и заключил соглашение напрямую с Гамилькаром, разделив сферы влияния в Испании. В 228 г. Барка погиб в бою во время очередного расширения иберийских владений. Его место занял зять и правая рука Гасдрубал, продолживший прежний курс, правда несколько мягче. Эта карфагенская римская политика подвела последнего к желанию подстраховаться, еще раз преградив путь пунийской экспансии - Рим заключает союз с городом Сагунт, крупнейшей эллинской колонии в Испании. Спустя семь лет Гадрусбал умирает от рук убийцы и армия, которая и была основной властью на полуострове, избирает своим командиром сына покойного вождя - Ганнибала. Ему было 26 лет.

Море, а по краям - люди


Начало войны
Выбор был неслучаен и не нес в себе ничего династического, это редкая песня в армейских кругах. Ганнибал рос вместе с ними, в походных лагерях и был начальником конницы. Не стоит и говорить о том, что молодой пуниец обладал необходимой для полководца харизмой - это помимо жены иберийки, знания греческого и военных дарований. Короче говоря, он был настоящий военный лидер, почти бог войны, в европейском понимании. У него было все - юг полуострова представлял собой практически полностью покорное Карфагену владение, армия хорошо снабжалась и не зависела от заморских олигархов, а о боевых навыках не приходилось и думать, настолько они были отточены за годы непрерывных боев посреди Иберии. Карфагенская армия в Испании была сложным и смертельным инструментом: слоны, нумидийская конница, иберийская и африканская пехота, пунийские элитные отряды... Требовалась лишь цель и харизма - теперь они появились, да еще и в одном лице! Чего же ждать, раз война неизбежна, то лучше начать пока есть силы! Римляне не дают повода? Ответственные мужи в столице не позволят мальчишке начать новой войны? Пустяки, мы проведем карфагенские интересы в Испании и получим желанный повод.
Первое время Ганнибал привыкал к армии, давая ей притерпеться к нему. Он провел несколько успешных походов на непокорных зулусов иберийцев, подбирась поближе к Сагунту. В самом городе боролись две партии, как вы уже догадались - проримская и прокарфагенская. Сначала римское ЦРУ взяло верх и людей бивня в городе прижали, а некоторых даже казнили. Тогда Ганнибал указал на то, что сангутцы вступили в войну с союзным ему племенем и осадил город зимой 219 г. Осада велась не спеша, ровно столько, сколько нужно было Риму, чтобы понять - да, это наезд и да, это война. Летом город был наконец взят, причем во всех смыслах - борец с римской тиранией и культурный эллин Ганнибал перебил всех хуемразей мужчин, сделав Сагунт новым Иваново, т.е. городом невест. В дальнейшем предполагалось его финикизировать. Римские послы носились между старым и новым Карфагенами, ставкой Ганнибала и Сагунтом, но не добились ничего. В следующем 218 г. Рим объявил Карфагену войну.

По долинам и по взгорьям - через Альпы


Нормальные герои всегда идут в обход
У Ганнибала была армия, у римлян - Рим. Пунийцам следовало как-то познакомить первую со вторым, но как это было сделать? В принципе, можно было и морем, но как снабжаться, особливо первое время? Нет, это было чревато потерею осадного парка и блужданием посреди запершихся в городах римлян без надежды на успех. Нет портов - нет моря, а зависит от вялых усилий старокарфагенских импотентов он не желал - они легко избавятся от него и его войска если дойдет до дела. Опыт отца подсказывал Ганнибалу другой путь - следовало пойти через Альпы, по суше. Не просто ради земли под ногами, а и чтобы эту землю из под ног Рима выбить. В дороге армия Ганнибала могла бы пополниться галлами, давними римскими недругами, благо опыт инкорпорации варваров в собственную военную структуру у пунийцев был прекрасный. Более того, потом можно было начать отщипывать листок за листком из римского венка, отрывая город за городом, союзника за союзником. Мощь Рима, как ее понимал Ганнибал, держалась и на том, что в Италии каждый знал - сотрудничество выгодно, а предательство будет наказано. Но что если италики увидят неспособность Рима действовать на собственном поле? Что если сотрудничество будет чревато гибелью? Сидя в Испании этого не достигнешь, а потому - вперед!
Начав поздней весной он достиг галльских племен у берегов Роны уже в августе 218 г.. Подкупая одних, соглашаясь с другими и демонстративно наказывая третьих, Ганнибал почти совершенно исключил кельтский фактор. Искусно обманув своими маневрами консула Сципиона и его армию, пуниец переправился через Рону и осенью приступил к Альпийскому переходу. Неизвестно сколько людей было потеряно в этом походе, но римские источники, с их несоразмерным процентным соотношением потерь (половина или большая часть) представляются мне ерундой. Такая обескровленная армия никогда бы не смогла побеждать, она попросту развалилась бы в первом сражении. Потери карфагенской армии на марше не могли быть слишком велики в течении двухнедельного перехода. Вернее будет сказать, что Ганнибал вынуждено уменьшал свою армию, так как протяженность карфагенских владений, вкупе с римским господством на море, делала их уязвимыми и требовали защиты. Кроме того, слишком большую армию во время перехода действительно трудно было бы снабжать. Лучше потом, когда у него появятся порты в Италии... Так или иначе, за Альпами очутилось 30-40 т. войско, возглавляемое двумя десятками слонов и неустрашимым Ганнибалом.
Одна консульская армия все еще гонялась за призраком пунийцев по ту сторону Альп, другая спешно перебрасывалась из Сицилии на север. Покуда несостоявшиеся покорители Карфагена плыли обратно, консул Сципион вернулся назад и попытался преградить триумфальный марш врага по Северной Италии. При этом римляне находились в неприятном положении людей на затылке которых сфокусировались враждебные взгляды - местные галлы только и ждали повода для мятежа.
Первый же бой закончился поражением - при Тицине римская пехота попала в тяжелую сечу, атакуемая со всех сторон вражеской конницей. Им все же удалось отойти в укрепленный лагерь. Консул Сципион удрученный дезертирством галлов, потерею 3 т. человек и вмятинами на собственном теле, настоятельно советовал прибывшим наконец из Сицилии войскам не спешить. Но тамошний консул Лонг был и без того раздосадован на неудачника - из-за Сципиона его заставили отказаться от стопроцентного успеха высадки в Африке аккурат под конец консульского срока. Отринув оборонительные предложения как слишком осторожные, Лонг повел 40 т. римскую армию к победе. Ганнибал дразнил драчуна, его легкая кавалерия демонстративно наказывала остававшиеся верными Риму галльские поселения. В декабре 218 г. они сошлись у реки Треббия.
Стычка с нумидийской конницей, преследование, переправа через реку. Преследователи оказываются посреди невесть откуда взявшегося врага. В римском лагере тревога, войско спешно переправляется вслед за авангардом, замерзшее и голодное. Бой в окружении, под постоянным обстрелом со всех сторон. Неожиданный удар с тыла элитного Священного отряда из природных пунийцев, слоны, стрелы. В центре римские пехотинцы (около 10 т.) прорвали строй карфагенской пехоты составленной из галлов и смогли уйти. Остальная армия погибла или разбежалась. Северная Италия перешла к Ганнибалу - теперь у пунийца имелась база для кампании против римского господства в Италии. Обходной маневр удался.
Tags: 3 век до н.э., Простая история, Пунические войны, Рим
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments