Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Торговцы и земледельцы

- Пунические войны (264—146 г. до Р.Х.), часть третья. Вторая, вместе с римским флотом, лежит тут. Финал первой империалистической Пунической.

Вот такие у них короткие мечи! - пунийцы троллируют


Туды-сюды
Победа пунийцев (вернее полный провал римлян) несколько изменила ситуацию - наступило время карфагенского контрудара. Высадив на Сицилии победоносные африканские части, пунийцы вернули себе ряд крепостей и городов. Но полностью повторить Африку и захватить Сицилию им не удалось - Рим слишком хорошо укрепился на острове и опираясь на свою сухопутную мощь был крайне цепок. Потеряв в бурях и боях флот, римляне упорно трудились над созданием нового. Теперь их стратегия вновь крутилась вокруг малой цели - захвата и удержания острова.
В 254 г. новый римский флот в 300 судов двинулся вдоль побережья, возвращая потерянные и забирая новые города. На суше обе армии стояли без дела, окопавшись и выжидая: римляне опасались слонов, а слоны и карфагеняне - римлян. Вдохновленные успехом флота консулы решили немного увеличить ставки и направили свои паруса в Африку, грабить и жечь. Этот рейд с тактическими целями закончился большим стратегическим конфузом: сначала корабли сели на мель, а потом попали в шторм. Итого, половину флота как хоботом сдуло. Климатическое оружие, не иначе. Поплакав и усмотрев в кишках животных дурные знамения, сенаторы решили ограничиться на море обороной. Бывших морпехов поверстали в пехоту и отправили воевать с бивнями.
Эта стратегия принесла свои плоды в 251 г. Консул Метелл, удерживающий взятый флотом город Панорм, старательно изображал малочисленность, скудоумие и нерешительность, чем и привлек карфагенского полководца, вооруженного как слонами, так и 30 т. войском. Пуниец Гасдрубал был сыном Ганнона, а потому купился и атаковал слонами городские стены, тогда как ежу понятно, что впереди следовало пустить кротов. Войско буквально разбилось в штурме - сначала побежали слоны, в которых со всех сторон бросались всякими колюще-режущими предметами, а потом и вся армия, потому что как не побежать, когда на тебя в чистом поле несется сотня таких махин? С огромным конфузом и потерею войско финикийцев разбежалось. В нарушение всех конвенций, римляне заставили пленных идти по минному полю ловить хаотически носящихся слонов, чертежи которых они потом изучали.

Пунийский Трафальгар
После эдакой фиаксы, пунийцы опять укрылись в оставшихся у них крепостях, а римляне двинулись воевать Лилибей, главный карфагенский город. Целый 250 г. они метали булыжники и прочие камни по городу, но совершенно не преуспели. Пунийский комендант, прозванный для разнообразия Гимильконом, держался что твой Гнейзенау в Кольберге - устраивал вылазки и сжигал катапульты, строил новые стены заместо разрушенных и вообще был неустрашим. Параллельно с этим, в нашей истории появляется и карфагенский флот, успешно прорывающий морскую блокаду для доставки стелс пехоты и прочих припасов. От этого всего римляне начали помирать от болезней и недоедания, потому что финикийские казаки, нумидийцы из Африки, вырезали обозы с пиццей. Присланный в 249 г. кризис-консул Клавдий (Пульхер, вы понимаете) решил исправить это дело молодецкой атакой на вражеский флот. С простотой настоящего римлянина он рассудил так: нет флота, нет еды, нет и осады. Посадив на свои суда добровольцев из пехоты, Пульхер под покровом ночной темноты атаковал скопившийся в бухте неподалеку пунийский флот. Тамошний адмирал Атарбас был человеком неунывающим и наверняка с чувством юмора. Покуда римляне входили в гавань с одной стороны, он выходил - с другой. Полностью переменив таким образом диспозицию, чудесный, прекраснейший адмирал Атарбас (или же Адгебал/Атарбал) приступил к атаке. Он уничтожал римский флот как змею, отсекая кусок за куском - карфагенские корабли таранили выходящие из бухты суда и отходили, не ввязываясь в абордажный бой. На их место тут же заступали другие. И еще раз. И еще. Остатки флота укрылись у берега, более чем сотня судов была потеряна. На помощь им выступила новая эскадра, но разделившись на транспортную и собственно военно-морскую, была загнана пунийцами к берегу и погибла, как говорят от плохой погоды. Осада полностью провалилась.

Слоников обижают


Сюды-туды
После этого наступило состояние грогги: обе стороны не могли. Натурально не было сил, а у карфагенян еще и желания. После потери очередного флота Рим почти прекратил борьбу на море, ограничиваясь каперством, т.е. государственным пиратством, а пунийцам некого и некуда было высаживать. В Сицилии дела обстояли аналогично - финикийцы не могли выступить в поле против римлян и греков, а те не имели возможности взять штурмом последние карфагенские крепости на побережье. Уже известный нам Гамилькар возглавил все пунийские силы, но даже он не мог предложить лучшей стратегии чем изматывание врага в бесконечных стычках. Этот Барка (или Барак!) умело сделал из своей разношерстной армии наемников настоящее войско. Основывая на возвышенностях укрепленные лагеря, он превращал их в настоящие военные городки, с бабами и дитями своих солдат. Гамилькар перевел войско на хозрасчет, перестав полностью зависеть от вялой карфагенской олигархии. Не вступая в правильные сражения, он истощал римлян, создавая потенциальные угрозы - новые форпосты возникали вблизи сицилийских городов. Эта бесконечная война без побед и славы выводила италиков из себя. Тем не менее, несмотря на все успехи и упорство, такого рода кампания не могла привести к победе, она лишь отдаляла поражение.
Раздался треск - это лопнуло римское терпение. В отличие от флегматичных англичан, готовых воевать с французами по сто лет, римляне все же были южанами, а потому решили что дело так или иначе нужно кончать. Хотя между ними не нашлось немецкого литератора, с его лучше ужасный конец, чем ужас без конца, но смысл был именно таким. На собранные от займа у патриотических граждан деньги было построено 200 кораблей, скопированных с новейшей карфагенской модели. Летом 242 г. этот флот поплыл на Сицилию.

Абордаж, кровь/кишки


Последняя попытка
Вся суть того как пунийцы вели войну заключается в том, что они совершенно не были готовы к подобному маневру. Более того - не был готов и их флот, значительно уменьшившийся после того как римляне прекратили борьбу за море. Теперь приходилось наверстывать упущенное. Спешно собиралось все что могло и умело плавать и в 241 г. 250 пунийских судов вышли в море, тоже держа курс на остров.
Римский флот, которым командовал претор Флатто, блокировал Лилибей. В последний момент он усилил свои экипажи пехотой и пошел на врага. Пунийцы, коих вел Ганнон (что уже несло в себе опасность), представляли собой солянку из плохообученных моряков, торговцев и ветеранов прежних кампаний, собранных по принципу а что китайский завтра сдавать? - теперь им предстоял бой в чистом поле море. Бой был очень прост - римляне атаковали и победили. Пунийцев от полного разгрома спас лишь ветер, позволивший уйти половине их флота. Они потеряли 120 кораблей против 30. Ганнон был традиционно распят, консул Катул, который должен был командовать в этой битве, но не вовремя получил ранение, сугубо страдал (хотя его трудами римляне научились хоть немного плавать, а не только плыть). Битва при Эгатских островах положила конец войне. После известия об ее исходе, олигархи направили Барку в качестве дипломата, в чем заключался известный символизм и обычная политическая хитрость: в случае чего, на непобедимого и слишком самостоятельного полководца можно было навешать всех слонов.
Условия мира были просты: вон из Сицилии, 3200 талантов, с рассрочкой в 10 лет и по 18 динариев за каждого карфагенского солдата на острове, в качестве выкупа. Рим и Карфаген признали владения друг друга и обязались жить в мире, любви и согласии. Мир 241 г. до н.э. был честным и подавал весомые надежды на то, что он продлится долго. Нет, в самом деле - обычно пишут что это не так, но это ... не так.
Tags: 3 век до н.э., Простая история, Пунические войны, Рим
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments