Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Торговцы и земледельцы

- Пунические войны (264—146 г. до Р.Х.), часть вторая. Первая, вместе с миром, лежит тут.



Позднейшая легенда передает нам насмешку пунийцев, заявлявших о том, что без их дозволения римляне и руки помыть в море не смогут. Римляне стиснули зубы и принялись за строительство. С самого начала была избрана модель национального флота, без греческих союзников и советников. Подняв на сушу карфагенский образец, господа римские инженеры ткнули в него носом вольноотпущенников, бедняков и прочих, поставленных патриотическими гражданами рабов, наказав сделать один в один. Все упорно трудились - и в этом сказалось первое отличие двух противников: римский флот был детищем не только и не столько Рима, а всей Италии. Карфагеняне посмеивались в бороды, рассекая по Средиземному на своих высокоскоростных рабах-гребцах. Между тем, быстро трудясь, римляне выставили в море сотни кораблей. При этом в рукавах, коль они имелись бы, был припрятан козырь, в виде морпехов. Тогдашняя морская тактика плясала вокруг тарана - галера идущая на большей скорости заходила на своего противника с боков и наносила разящий удар, а дальше море и лучники заканчивали всю работу. Важна была скорость (гребцы) и маневренность (моряки). Римляне же ввели новый элемент. Они оснастили свои суда специальными абордажными помостами, называемыми за клюв воронами, а за общий смысл - железными руками. После этого на борт вступали легионеры и если судно не шло на дно, то сотня с лишним воинов получала возможность сразиться с десятком солдат и парой сотен рабов. Итог, как говорится, немного предсказуем. Вся заковыка римской тактики и сводилась к этому пресловутому доплыть. По понятным причинам их корабли были несколько тяжелее и неуклюжей.

Всех на дно
К 260 г. флот был готов и гордые сыны Ромула поспешили испечь первый блин. Как и полагалось, командование флотом разделялось между двумя консулами - они сыграли в орел и решку. Тот который выиграл взял два десятка кораблей, еще не оснащенных руками и поплыл совершать чудеса. Купившись на карфагенскую утку о том, что жители одного сицилийского города спать не могут, так хотят принять римское владычество, он поплыл к нему, загнав себя в ловушку. Следом в залив вошла карфагенская эскадра Ганнибала (тоже не того - вообще, привыкайте, финикийцы не особенно заморачивались с именами для полководцев) с 50 вымпелами и весь римский флот попал не в те руки. За этот подвиг благодарное отечество нарекло консула ослицей. Звали его - Сципион (рука/лицо, пунийцы злорадно смеются). Второй, невезучий в азартных играх консул собрал все оставшиеся корабли и смело поплыл по следам от мазута своего предшественника. Застав в дороге стоящую на якоре пунийскую эскадру он решительно атаковал, взяв несколько судов. Все взбодрились и это неслучайно - дело в том, что славный римский флотоводец вступил на море чуть ли не в первый раз в жизни. Звали его Гай, а еще Дуилий. Несмотря на некоторую неблагозвучность, это был (наверняка) смелый и решительный человек.
Ганнибал, несколько раздосадованный такой прыткостью сухопутного врага на водах, двинулся топить римлян что котят в ведре. Финиикиец не сомневался в успехе, а потому атаковал сходу, не дожидаясь остальных сил. Имея сотню судов против почти двое большего числа вражеских, он лично повел авангард в атаку. И был разгромлен, три десятка кораблей были потоплены или захвачены, включая флагманскую галеру Ганнибала, полученную из-под самого Пирра. Удивление было столь сильным, что пуниец отказался признавать поражение - отплыв подальше от погибшего авангарда на катере шлюпке, он предпринял новую попытку. С тем же успехом. Признав поражение, карфагенский флот ушел на крейсерской скорости - потеряно было полсотни кораблей и десяток тысяч человек. Оборонявшиеся в виде огромной, застывшей массы римляне, отделались незначительными потерями. Сражение при Милах развеяло миф и т.д. и т.п. - консул Гай получил свой триумф и колонну, а Ганнибал отвертелся от казни при помощи безупречной логики своего адвоката. Отвечая в Карфагене на вопрос в стиле как же он, пес, допустил этакое, тот бесстрастно вопрошал - обязан ли был его подопечный атаковать? да! - ну вот и результат.

Медаль за город Карфаген
Получив временное господство на море, римляне продолжили воевать Сицилию. Сципион-ослица завоевал Корсику, нападение же на Сардинию не удалось. В 257 г. произошло небольшое морское сражение - сначала 10 римских кораблей атаковали примерно такое же количество вражеских, но были побиты и бежали, вернее уплыли, а еще вернее уплыл, потому что спасся только один. Все? Нет, не все - оказалось что римляне не дураки, следом из бухты вышла еще туча кораблей и теперь пунийцам пришлось бежать, с потерею 18 судов. Эти утраты несколько возмещались успехами на суше - у карфагенян появился выдающийся полководец Гамилькар, нелогично прозванный за молниеносность Баркой (моя тонкая игра слов, Барка - молния). Отец будущего Ганнибала (да! да! того самого!) показал себя мастером затяжной войны. Опираясь на хорошо укрепленные приморские крепости, он с успехом использовал тактику, впоследствии позволившую его сыну годами воевать в Италии - полевые лагеря с укреплениями и военная дипломатия. Барка, пользуясь тем что значительная часть римских легионов плавала на морях, строил италикам ковы, обольщая легковерных греков и суля им всяческие посулы. Те, разумеется, переходили на его сторону, после чего начиналась карающая длань Рима и т.д. Важно было то, что пока римляне осаждали очередной сицилийский город, Барка был в безопасности и мог наносить врагу болезненные удары. Выходило очень мило, что-то навроде Вьетнама, с другим колоритом, конечно.
Сенат негодовал - изнеженные греки, торгаши-карфагенцы, все это утомляло. Почему так долго? Восемь лет войны, а победы не видать - было решено нанести разящий удар прямо в сердце вражеской империи. Был собран огромный флот - 330 судов, с сотней тысяч моряков. Медленно двигаясь вдоль итальянского и сицилийского побережья они конвоировали посаженную на острове 40 т. армию. Вся эта армада плыла на Карфаген, что, конечно же, не стало сюрпризом для врага. Усиленно вооружаясь, пунийцы сумели выставить флот в 350 кораблей и поджидали римлян. Они сошлись в бою при мысе Экном в 256 г.
Командовавшие консулы Регул и Вольсон (почему сон, разобраться, не еврей ли) построились клином, защищая транспортники. Карфагенский адмирал Гамилькар (не отец, т.е. не тот, что в Сицилии) выстроился полумесяцем, разумно усилив фланги. В общем, картина вырисовывается, да? Фига два, фига два! Римский клин-свинья вошел в слабый финикийский центр, да и прорвал его. На флангах пунийцы одолевали, но медленно, потому что римские корабли, набитые легионерами, захватывались очень медленно, а протаранить их всех не было никакой возможности, в силу скученного построения. Победоносно вернувшийся римский центр отогнал врага и совершенно расколотил их левое крыло. Таким образом, безупречные действия карфагенского адмирала разбились об дубовое тактическое превосходство Рима. У консулов на дно ушло 24 судна, тогда как карфагеняне лишились почти трети флота (30 утонули, 64 было взято). Наскоро починившись консулы поспешили высадить свое войско в Африке.

На поле хоботы ревели


Не ходите дети в Африку гулять
Высадившись у городка Клупеи римляне сначала окопались, а потом увидели что никакого сопротивления нет, а есть массы местных племен, ненавидящих Карфаген аж до зарезу. Тогда летучие колонны стали появляться то тут, то там и Африка запылала - власть Карфагена смело почти мгновенно, будто ее никогда и не бывало. Наскоро собранное войско пунийцев попыталось дать оборонительный бой в лесах, но было разбито консулом Регулом, оставшимся к тому времени одним - второго консула и большую часть войска, вместе с двумя десятками тысяч добытых рабов, вернули домой сеять и пахать. Испуганные олигархи запросили мира, но требование отказаться не только от Сицилии и Сардинии, а и от флота сделало переговоры бессмысленными. Покуда Регул готовился уже осаждать Карфаген, из Сицилии тихой сапой приплыли ветераны тамошней кампании, а раскошелившиеся под угрозой потерять все олигархи тряхнули мошной и накупили наемников, от элитных греков, до иррегулярных нумидийцев, тогдашних казаков а-ля африканс.
Расплата за все началась в новом 255 г. Открыв кампанию, пунийцы, которых вел грек-спартанец Ксантипп, атаковали стоящую в поле у их столицы армию Регула. Сражение при Тунете повторяло рисунок Экнома, но с иным результатом. Нумидийская конница разбила римскую, но это не помешало массе пехотинцев решительно атаковать карфагенский строй. Дальнейшее понятно - окружение, тяжелый бой и полный разгром. Вся армия погибла, сам консул попал в плен.Битва примечательная первым в этих войнах массированным применением танков слонов (сотня хоботов). Римляне выслали флот для эвакуации оставшихся в Африке людей, дальнейшее непонятно - по дороге они якобы разбили крупный карфагенский флот и забрали своих, но возвращаясь в Италию попали в шторм и почти все утонули. Короче говоря, так или иначе, но от римского флота почти ничего не осталось. Торжествующие финикийцы приступили к наказанию ливийцев и прочих мятежников - распинали и накладывали контрибуции.

Умрем же братцы за отечество! Ксантипп разжигает страсти перед боем

Tags: 3 век до н.э., Простая история, Пунические войны, Рим
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments