Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Как три черных орла

- склевали одну белую курочку. Крах Речи Посполитой (1772—1795 гг.)



Давным-давно, в далекой-далекой Восточной Европе 16 века появилось новое доброкачественное образование общего дела - Речь Посполитая. Родившееся в 1569 г. в Люблине государство объединило в себе собственно королевство Польша, княжество Литва (с предками литвинов, коими считают себя совремённые нам белорусы), земли бывшей Ливонии, будущей Украины и т.д. Рождением оно было обязано московскому царю Ивану Грозному, чья блестящая внешняя политика буквально подтолкнула восточных славян объединиться, лишь бы не видеть его опричников и прочих богомерзких татар. Получившаяся федерация (а может и конфедерация) имела несколько прикладной характер - главной ее исторической задачей было давать по лапам одному восточному медведю. И, надо заметить, что работу свою Республика худо-бедно, но выполняла. Ее армии последовательно разбили войска Московской Руси в трех войнах, намяв бока Ивану Грозному, Василию Шуйскому и Михаилу Романову. Намятие боков облегчалось наличием дружественного тыла в виде Европы, что позволяло польским хоругвям скакать, палить из пистолей и, на пару с гордыми украинскими козаками, ответно или превентивно вырезать целые города и села в варварской Московии.
Прошло сто лет, наступила середина 17 века, а количество так и не переросло в качество. В РП стояли славные времена Грюнвальда - шляхта кутила, бузила на своих сеймиках, король не обладал ни бюрократией, ни армией, ни, в общем и целом, тем обаянием власти, которым на Востоке отчасти замещалось все вышеперечисленное. Так, первый из равных - выбрали, ну и сиди себе, не мешай магнатам и шляхте кроить карту. А времена стояли уже другие - суровые (читать с дрожью в голосе).

Объект поклонения всех полонофилов - гусария


Потоп и после него
Первый - не звонок, а звон, колокольный, в ухо, с полуметра, раздался в 1648 г. Восстание украинских казаков, поначалу не вызывавшее особых опасений с военной точки зрения, обнажило чудовищную слабость польской власти вообще и государства в частности. Но это были еще цветочки - если польская кавалерия, с небольшими контингентами наемной пехоты, еще могла на равных сражаться с украинцами, татарам и русскими, то вторжение с Запада чуть было не поставило крест на всем деле, с опережением в 150 лет. Польшу выпотрошили - буквально горсти европейских солдат, шведов и немцев-бранденбуржцев, оказалась достаточной, чтобы с необыкновенной легкостью сокрушать огромные польские армии. В середине 17 века Польшу спасла неготовность соседей разделить ее (шведы поругались с русскими и немцами) и внешнеполитическая конъюнктура - вспыхнувшая война между Швецией и Бранденбургом, который поддержали Австрия (империя) и Дания, освободила поляков от самой страшной угрозы со времен основания РП. Но вопрос был отложен, а не закрыт.
Потоп не удалось одолеть - Польша потеряла половину Украины, Прибалтику, герцогство Пруссия перестало быть вассальным и окончательно подчинилось курфюрсту Бранденбурга. Русские войска победно вошли в столицу Великого княжества Литовского, продемонстрировав что времена Смуты и Смоленской войны прошли. Москва получила и Киев, и Смоленск. Это было унизительно.
Поражение не стало благодетельным: необходимые государству реформы так и не наступили, а вот католическая реакция - усилилась. Да это и понятно. Все затихло, замолкло, впало в спячку. В конце века поляки привели небольшую конную армию на помощь имперцам, отражающим натиск османов на Вену, но это был уже последний отблеск уходящей славы.

Отблеск последний, одна штука


Северная война и саксонская династия
В самом конце этого печального для РП века на престол воссела саксонская династия. Т.е. тогда, конечно, никто не знал, что эта династия окажется такой усидчивой, но редко кому дано (вот как автору этих строк) увидеть контуры будущего в повседневной пелене забот о хлебе насущном. Мда. Короче говоря, польским королем и литовским князем стал саксонский курфюрст Август, известный у себя в Дрездене как Первый, а в Варшаве как Второй и вообще Сильный. Именно этот, неплохой в сущности человек, и крахнул РП. Коронованный сакс задумал поучаствовать в вельтполитик, аккуратно сыграв по-маленькой. План был идеален - Польшу пристегивали к могучему союзу Дании и России, с перспективой подключения Бранденбурга. Т.е. почти такой же комбинации, что смела пятьюдесятью годами ранее шведское великодержавие. Если уж один Бранденбург сумел побить северных львов с их королем-воякой Карлом X, то у них-то точно все выйдет! Дальнейшее известно - первая половина долгой, двадцатиоднолетней Северной войны проходила на территории Республики и за ее счет. Шведские, русские, саксонские и собственно коронные армии, фужировались, воевали, жгли и грабили земли РП. Финальным аккордом стала очередная гражданская, так сказать, война между законным Августом и незаконным (плодом шведских интриг) Станиславом Лещинским. В процессе этой войны они последовательно сменили друг дружку в Варшаве, но так как последним оказался Август, то он и остался королем.
Королем он остался, но Республику разорили что твои монголы и татары, в 13 веке. Это была настоящая материальная катастрофа, еще большего масштаба чем Потоп.
Война закончилась, а династия - нет. В это время хитроумный Лещинский выдал дочку за французского короля, связав воедино любовь и морковь: Франция, как шведская союзница и покровитель, переняла у покойного Карла XII его польского короля Станислава, начав борьбу с русско-прусско-австрийским блоком за трон в Варшаве. Фух, какое длинное предложение, но иначе никак.

Первый опыт
Помирающий (что не мешало ему чеканить монеты с гениталиями своих любовниц) Август затосковал: он предложил в следующие короли своего сына, тоже Августа, но поляки как-то мялись - их магнаты предпочитали чаще менять королей и династии, а уж с саксом их ничего памятного, кроме серии поражений, не связывало. Отчаявшись, король-курфюрст предложил вообще поделить эту Республику между Дрезденом, Берлином, Веной и Петербургом, раз уже дело совсем не клеится... Соседи РП, давно уже стоявшие на недосягаемой высоте, перебирали кандидатуры, перечень которых включал в себя даже такие экзотические варианты как португальский принц. И только Франция, искренне/назло желавшая усиления Польши, поддерживала своего Станислава. Поэтому когда в 1733 г. первый Август отдал Богу душу, началась война за Польское наследство.
Эта война стала большой репетицией для последующих событий. Сначала одна шляхта избрала (опять) Станислава, а другая - Августа, причем все дело происходило в одно время и в одном месте (Варшаве). Станислав позвал на помощь французов, а хитрый Август (он же Третий) быстро подмахнул Прагматическую санкцию (мы с вами проходили это в Семилетней войне) и дождался 30 т. русского корпуса. Так как Станислав уже имел некоторый печальный опыт обороны собственной столицы, то не стал кочевряжиться, а кротко уехал в Данциг, где и поджидал своих галлов, с десантом. Покуда французы и австрийцы грозно маневрировали на Рейне (там присматривался к войне будущий старый Фриц) и в Италии, русская армия генерала Миниха осадила Данциг. Бедный Станислав, имевший не более 10 т. войска, переоделся крестьянином и бежал из города. Все прошло как по нотам - прусский король позволил провести осадную артиллерию через свои владения, австрийцы и пруссаки вместе палили в галлов на Рейне, французов буквально сбросили в море, а небольшой русской интервенции оказалось достаточно чтобы парализовать многомиллионную страну. Собственно говоря, блюдо было почти готово.

Дважды шведо-франко-польский король Станислав


Дипломатический крах
Но для пира нужен был третий, а его-то в 1735 г. и не было. Потребовалась Семилетняя война. В ходе этого мирового конфликта, Саксония, чей курфюрст был польским и т.д. королем, была оккупирована Пруссией и выведена из войны как государство. Сама Республика в борьбе не участвовала, что не мешало русским армиям использовать ее как базу для войны с Фридрихом Великим. Строго говоря, у Варшавы попросту нечем было воевать. Правда, один польский магнат попытался было поиграть во взрослые игры, набрав несколько тысяч солдат для войны с безбожным Фридрихом, но все дело кончилось налетом прусской кавалерии, с последующей отсидкой смельчака в крепости. Этим польское участие в Семилетней войне и ограничилось.
После войны сложился хрупкий прусско-австро-русский альянс. Хрупкость его заключалась в том, что альянс этот основывался на старом австро-русском союзе и новом прусско-русском. Если Вену и Петербург сближала турецкая и французская проблемы, то с Берлином все было не так однозначно. Конечно, Екатерина - дочь немецкого фюрста и прусского коменданта, а Фридрих - он Великий, но все же требовалось какое-то общее дело, бизнес. Дело нашлось.

Союз трех черных орлов начал свой полет.
Tags: 17 век, 18 век, Простая история, Речь Посполитая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments