Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Ехал грека через реку

- война между Османской империей и Королевством Грецией (1897 г.) Никакой части нет, потому что начать и кончить.



Предыстория
Почему? Да потому что греки есть греки, а турки есть турки. Те лентяи и эти, но те все-таки наши, свои раздолбаи, а эти чужие, кровожадные и вообще - хорошего человека турком-то не назовут. Описав вкратце идеологические отличия одних носатых и волосатых от других, перейдем к научной части повествования.
Когда-то, давным давно, в далекой Галактике Европе появились турки, завоевавшие Византию, войдя таким образом в соседство с тогдашним Евросоюзом в виде Священной Римской империи. Среди прочих балканских народов, турки покорили и греку. Долгие годы злой и жестокий турка угнетал доброго и незлобивого грека, но сколько веревочке не виться, а конец будет. В первой трети 19 века греки, подбадриваемые европейцами (главным образом поэтами и прочей богемной шушерой), все-таки восстали. Восстание это проходило в лучших греческих традициях (т.е. лениво и неспешно, но с кучей мертвых героев), поэтому лишь английский флот и русская армия довершили естественный ход вещей - на карте появилась Греция. Созданное в 1832 г. королевство получило баварского принца, идеологию панэллинизма (что означало - бей османов, пока все греки не сольются в едином союзе, привет Дарию I) и некоторые моральные гарантии от великих держав.
После этого последовало 50 лет ничего. Т.е. греки иногда пытались отчебучить или выкинуть какую-нибудь штуку, но блокада англо-французского флота немедленно снимала эти попытки с повестки дня. Откровенно говоря, это шло на пользу самой Греции, но тогда (как и сейчас) это не ценилось. Наконец, чтобы дать какой-то выход эмоциям, была свергнута баварская династия в лице ее первого и последнего представителя. Греция окончательно погрузилась в себя, занимаемая лишь финансовыми неурядицами, описать которые можно в двух словах - денег нет.
За эту покладистость европейская общественность предоставляла приятные бонусы. В 1881 г. османы (под нажимом Англии) передали им часть пограничных земель, с 400 т. жителей на них. Разумеется, все были недовольны - турки потому что много, а греки потому что мало. Проблема, при греческой постановке вопроса (где греки там и Греция), была в принципе неразрешима мирным путем. Требовался лишь повод.

Начало
В 1896 г. на острове Крит, органично входящем в Османскую империю, началось восстание. Сам остров должен был управляться по сложной, придуманной еще на знаменитом Берлинском конгрессе, системе, суть который сводилась к пропорциональной представленности греческого и турецкого населения. Султан обязан был назначить губернатора-христианина и провести благодетельные реформы, по образу которых будет после устроенна вся европейская Турция. Азиаты, конечно, все подписали, но сделать ничего не сделали. Горючий материал накопился, все вспыхнуло.

На успехи партизан, неуязвимых в горах, турки ответили массовыми убийствами, при полной поддержке и участии местного турецкого населения. На остров перебрасывались регулярные части, а хорошо законспирированная ячейка группа молодых офицеров в Греции готовила и отправляла туда же добровольцев, в полной выкладке. Само же греческое правительство, напуганное переходом от привычной рутины собственного безденежья к состоянию фактической войны, находилось в прострации. Воевать, как они понимали, было нельзя, но и воспрепятствовать отправке добровольцев тоже смерти подобно - народ горячий, зарежут! В итоге правительство неуклюже пыталось как-то притормозить сползание в войну, надеясь на привычное вмешательство Европы.
А вот европейцы принимали дело за чистую монету, полагая что происходящее дело рук официальных греческих властей. Вялые переговоры между сторонами зашли в тупик, а в январе 1897 г. случилась досадная неприятность: турки немножко поубивали греков. В городе Ханья, например, вообще всех, с корнем чтоб. В Афинах вспомнили славные дела до Р.Х. и направили к острову флот, для демонстрации. При этом премьер кивал на короля, а король на премьера. Оценивая это как решительный крен, в том же месяце критские повстанцы провозгласили воссоединение.
В феврале 1897 г. на острове появились уже настоящие греческие войска, правда, в небольшом количестве - всего около 1,5 т. человек. Вместе с повстанцами они двинулись освобождать Крит, но уже совершенно напрасно - там появились голубые каски. Флоты Англии, Франции, Германии, Италии и России высадили небольшой международный десант, договорившись с султаном о предоставлении Криту автономии. Грекам посоветовали сложить оружие и убираться обратно. Те отступили от контролируемого союзниками многострадального Ханья, но одержали несколько местных побед над турецкими войсками.

Критнаш!


Вельтполитик
Напуганное собственной смелостью королевство то пыталось сколотить балканскую коалицию, то надеялось на очередную морскую блокаду себя же, позволяющую выйти из положения достойно - не воевать же с Европой, в самом деле? В британском парламенте активно спорили о том кто кого первый и больше убил, но совершенно не собирались мешать грекам в этот раз, в первую очередь из-за мнения общественности, традиционно склоняющегося на сторону последних. Это нежелание немножко поблокадить оказало потомкам Одиссея медвежью услугу.
У турок, между тем, нашелся свой покровитель в европейском концерте. Германия, одна из греческих кредиторов, была раздражена сложившейся ситуацией. Из-за войны финансы Афин окончательно приказали долго жить и немцы рассчитывали убить двух зайцев одним выстрелом - и турок поддержать (зайдя на новый рынок) и греков прищемить, вернув долги. Берлин даже хотел утопить греческий флот, но не был поддержан остальным. Австро-Венгрия, в целом, солидаризовалась с Германией, Россия готовилась, если что, высадиться на Босфоре, остальные размышляли.
В общем, сложилась патовая ситуация, некая невесомость - фактически единственным реальным фактором для греческого правительства оставался фактор внутриполитический. И оно решилось, но не смело, а нехотя, отчаянно труся в душе.

Правильная война
После того турецко-европейское предложение замириться на базе автономии Крита было отвергнуто, в Греции началась мобилизация. Хотя почти половина эллинов просто не пришла, все же они располагали на фронте почти 70 т. паршиво обученных солдат. Собственно говоря, по предвоенным выкладкам Афины должны были иметь примерно 200 т. таких же паршиво обученных, но это оказалось за пределами возможного. Даже наличествующих некуда было девать - попросту не хватало офицеров. У турок в Фессалии и Эпире (т.е. на границе) было около 100 т. человек и в два-три раза больший резерв дома. Зато же греки имели теоретическое господство на море - турок на воде держался крайне дурно, а потому, несмотря на полное бумажное превосходство в числе судов, в море не выходил.
Еще в апреле 2-3 т. добровольцев прошлись по сопредельным турецким землям, себя добро и свет. В ответ султан объявил войну, после чего она действительно началась.
У турок был свой козырь в рукаве. Продолжая традицию Оттона I Великого и Фридриха II Гогенштауфена, Урбана и Мольтке, в 1883 г. османам было послано секретное оружие в лице офицера германского Генерального штаба фон дер Гольца. Став фактическим начальником генштаба османской армии, фон дер Гольц занялся реформами, в чем и преуспел. Больной человек Европы решительно отказывался помирать.

Мушир, т.е. маршал Османской империи - бравый фон дер Гольц



А на Крите произошли интересные события. Гоняя по острову турок, греки ворвались в назначенную союзниками нейтральную зону и были обстреляны их флотом. Не палили только французы и итальянцы, и то потому что не смогли. За этим последовала блокада и интервенция: несколько тысяч союзных моряков заняли основные города острова. Греческий флот благоразумно не вмешивался, армия эвакуировалась, а повстанцы ушли в труднодоступные места, где и впали в ничтожество.
На границе развернулись большие сражения. С самого начала греки оказались в положении обороняющихся и все 30 дней эпической войны им приходилось отступать, постепенно разваливаясь на маршах. Сражения развивались по одной схеме: массы турецких войск, вооруженные современными маузерами и дикими албанцами, медленно напирали на занявших оборону греков, постепенно вытесняя их с позиций. Вялая угроза обхода заставляла последних отступать. Главным тактическим преимуществом османов была артиллерия, умевшая вести массированный огонь, быстрое перевооружение маузерами и настойчивость в проведении атак. Эти преимущества гармонично сосуществовали с греческими недостатками - их армию раздирали склоки между профессионалами и любителям, особенно любившими искать (и находить) предательство. Ну, вы поняли (героизма, конечно, было много, а как же - так один грек зарубил пятнадцать турок с одного удара и наверняка бы перебил остальных, но был не вовремя разорван вражеским снарядом... по крайней мере так он объяснял это после войны).
К середине мая турки уже подошли к Фермопилам, прицеливаясь к столице. Так как Леонида и спартанцев было не видать, оставалось просить о заступничестве... Услышав, царь, после австро-русских консультаций, направил султану дружественное письмо, смысл которого сводился к простому - хватит тебе, батюшка, бить греку, они уже не дышат. Басурманин, очень довольный первыми собственными успехами его империи за 200 лет, легко согласился. Турки остановились.

Шашка вынгергерды! Ондатр туссун!


Замирение
Потери были подстать войне - по 3-4 т. убитых/раненых с обеих сторон, не считая Крита. Победоносные турки получили на Балканах несколько перевалов и одну деревню, а также оплату военных расходов. Фактически ими был утерян Крит - от власти султана на острове осталось одно название и флаг. Автономия под покровительством Европы привела к разоружению повстанцев, выводу турецких войск и сыну греческого короля в качестве губернатора. Финансы Греции окончательно померли, отчего в Афинах, к вящей радости Берлина, было учреждена очередная контрольная комиссия, следящая чтобы греки уплатили всем и все. В декабре 1897 г. мир окончательно утвердили/подписали и война в рамках завершилась.
Tags: 19 век, Балканы, Османская империя, Простая история
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments