Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Белые люди против ордынцев

- Северная война (1700-1721 гг.) часть пятая. Четвертая тут.

Новые реалии
После гибели шведской армии в Украине и бегства Карла в Турцию ситуация изменилась. Русские войска наконец-то смогли вернуться к излюбленной стратегии и тактике - наступлению широким фронтом и массами. Этот циклон, с его осадками в виде варварской большевистской солдатни иррегулярных войск, хлынул в Прибалтику, Польшу и Финляндию. В ходе полугодовой осады русская армия заняла Ригу, лихой многоходовочкой переиграв ее защитников: им обещали, и даже подписали, право уйти из города с оружием, но после сдачи повязали как военнопленных. Русская сметка! В том же 1710 г. пал и Ревель, взятый с помощью доблести и чумы. В Финляндии удалось овладеть Выборгом - и царь тоже переиграл шведов как в Риге! Теперь новой петровской столице уже ничего не угрожало, не считая наводнений. В Польше короля Станислава загнали в шведскую Померанию. Все было плохо, если смотреть из Стокгольма.
Дания вернулась в строй. Не то чтобы она спешила поживиться за счет ослабевшего льва, нет - это была отдельная война, никак не связанная с исходом предыдущей и разгромом под Полтавой. Тролльфейс на весь экран. В любом случае, новое вступление датчан в войну было почти столь же успешным как и прошлое: высадившись в южной Швеции весною 1710 г. они потерпели страшный разгром от армии местного губернатора Магнуса Стенбока, шведского вояки-самородка. Набрав и подготовив около двух десятков тысяч солдат, он атаковал 17 т. датскую армию при Хельсингборге, разбил и преследовал, так что в Данию вернулось лишь около 10 т. солдат. Шведы отделались тысячью. Но главным было не это, а то что разбил и преследовал, т.е. затянул проигранную войну тактической победой. Что-то часто повторяющееся в истории. В том же году случилось и морское сражение, в котором датчане взорвали у себя один линкор, а шведы посадили на мель и бросили два.

Бравый Стенбок получил фельдмаршала и славу. И денег еще дали


Прутский аншлаг
Хотя этот поход не входит в тему нашей летописи, следует кратко обозначить его вехи. От Полтавской, от батальи, у Петра случилось головокружение. От успехов. Он решил, что северяне уже не встанут, поэтому можно быстро разрешить и застарелые южные споры. План кампании, наскоро составленный под крики виват, повторял смелые стратегические озарения Карла, с его поворотом на юг, к Мазепе. Русские тоже должны были наступать, в расчете на поддержку местных мазеп (но не предателей, как гетман, а славных правителей, просто в другую сторону). Закончилось это тоже знакомым образом: турки успели разорить Валахию, где петрово войско должно было подкормиться, а после, тоже летом, но уже 1711 г. и вовсе окружили русскую армию. Дальнейшее известно: бесславный мир, утрата всех приобретений и несколько десятков тысяч погибших. Карл, сидящий в Османской империи как украшение на носу корабля, встрепенулся и даже поскакал учить турок как надо, но опоздал. Этот поход, по видимости, тоже не ускорил окончания Северной войны.

Новая волна
Потеря Польши, Прибалтики и короля Карла, с его турецкой недееспособностью, естественным образом перенесла войну в шведские владения. В 1712 г. бои развернулись уже в ее Померании, которую в свое время завоевал, но не получил Великий курфюрст. Теперь, когда Франция была совершенно обессилена поражением в войне, шведам оставалось рассчитывать лишь на себя. К счастью, заместо короля-героя, они получили губернатора-полководца. Магнус Стенбок наблюдал как датские, саксонские и русские войска оккупируют Померанию, пользуясь полным господством на море, суше и в воздухе. Под конец 1712 г. он улучил момент и атаковал 20 т. датско-саксонскую армию под командованием самого короля. Он и его 14 т. солдат действовали безыскусно, но решительно. При Гадебуше датчане потеряли 5 т. убитыми, ранеными и пленными супротив 1,5 т. шведов. Но эта победа мало что меняла. Если честно, любая победа шведов на этом этапе уже мало что меняла. Кроме славы, конечно, и относительной тяжести будущего мира.
В полном соответствии с вышесказанным, уже весной следующего года армия Стенбока была заперта в крепости Теннинген союзной армией, где и сдалась в мае того же года. Стенбока гнусные датчане уморили сыростью в плену. Падение осенью Штеттина поставило точку в континентальной войне. Конечно, в Норвегии и Финляндии еще стреляли и много, но в основной Европе перестали. Почти.
В том же году русские, совершенно справедливо используя тактику против лома нет приема, заняли всю южную Финляндию. В следующем, 1714 г. кампания там была удачно продолжена, но перечисление всех этих стычек, с дальнейшим продвижением, очень скучное дело. Тем более, суть-то понятна и так: на войне лежачего бьют, да так чтоб не поднялся.

Вот и на суше примерно так же. А вообще, это эпическое Гангутское сражение, первая победа русских на море: сотня галер и 15 т. десантников супротив шведской армады в шесть галер, трех шхерботов и одной баржи


Возвращение Карлуши
Похоронив в Бендерах верного Мазепу, не сумевшего выдать Карла в 1709 г. русским, шведский король решил что боле ему тут делать нечего. Украв трактор Он метеором (или метеоритом?) промчался по Европе, сумев пересечь ее за 80 15 дней и подарить истории анекдот о европейской бюрократии: завтра они будут совещаться о том, не следовало бы им арестовать меня сегодня. Ну, как-то так. В любом случае, важно что король вернулся. И это немедленно сказалось: он тут же настроил против себя Пруссию и Ганновер, пополнивших ряды его противников. Обороняя Штральзунд от прусского короля Фридриха-Вильгельма I, Карл предпринял контратаку, смял датчан, но был отбит прусскими резервами, потеряв почти весь свой 6,5 т. отряд. При этом сам он чуть было не попал в плен: какой-то датский офицерик уже схватил его за волосы, но Карл пальнул в него из пистоля в упор и грустно уплыл на последней лодочке в Швецию. В 1715 г. Штральзунд пал, завершив таким образом цикл начатый Густавом Адольфом II. Надо сказать, что честные немцы честно вернули сдавших город шведов домой.
Датчане, в полном соответствии со своим правом проигрывать на суше, но побеждать на море, расколотили шведский флот при у Фемарна и Бюлка.

Шведский король вполне здраво рассудил, что коли война продолжается, то и воевать надо. Воевать к тому времени он мог лишь в Норвегии, потому что а)можно дойти пешком и б)там датская армия. На самом деле, враги короля и рода человеческого часто утверждают всякую ересь, вроде той, что вторжение в Норвегию было глупостью. На деле же - это вполне разумное стратегическое решение, порицать за которое Карла могут лишь полные профаны. Проблема была в ином - во-первых, норвежские власти недурно подготовились, укрепив крепости, а во-вторых, шведская армия не стала за эти годы сильнее, особенно в части осадного дела. Пока в 1716-17 Петр решался/не решался на союзную высадку в Швеции, Карл предпринял ряд походов в Норвегию. Во время последнего (спойлер), при осаде крепости, кто-то выстрелил и попал ему в голову, убив великого короля. В декабре 1718 г. весь советский народ осиротел Швеция осталась без короля.
Мы неоднократно, и справедливо, критиковали Каролуса за авантюры, но если посмотреть на него с первого, второго и третьего, черт возьми, взгляда, то видно какой это был славный воин, защитник Отечества и цельная личность. И никакой педерастии, не то что некоторые!

Взяли и несут


Так пал коронованный герой этой войны.
Tags: 18 век, Простая история, Российская империя, Северная война, Скандинавия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments