Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Борьба за Италию в 12 веке

- название очень условное, объединяющее лишь тем, что каждый из участников или находился на полуострове или стремился утвердиться на нем. В целом же, эта борьба является осью всей европейской политики в 12 веке.
В Италии друг другу, заключая союзы и враждуя, противостояли Священная Римская империя, Сицилийское королевство, Папа и Византия, которая была настоящей преемницей Римской империи, негодуя на франков, присвоивших себе это название. Помимо этих четырех полюсов существовала не столь явно оформленная, но не менее материальная сила в виде итальянских городов-государств, как морских (Венеция, Пиза, Генуя) так и сухопутных (Милан). Укажем на особенности, цели, силы и слабости каждой из сторон.



Королевство Германия, составляющее основной костяк Священной Римской империи, политической наследницы франкской державы Карла Великого и той самой Западной Римской империи, имело в своем распоряжении несколько сильных позиций. Во-первых, германцы, при необходимой концентрации сил, тактически превосходили в поле любого из участников борьбы, что давало им определенное первенство в этой борьбе. С другой стороны, это превосходство приводило к дипломатической негибкости и стремлению разрешать противоречия за счет чисто военных решений. Во-вторых, военно-географическое положение первого рейха было неуязвимым, в чисто материальной сфере - никто не мог и помыслить о вторжении в Германию через Альпы или с Балкан. Второе вытекало из первого, но как и там, носило обоюдоострый характер. Хотя германцы, политически участвовали в итальянских делах еще со времен восточно-франкского королевства и первого императора Оттона Великого, они так и не свыклись с ее климатом и особенностями. Это, а также возможности феодальных армий, воюющих сезонно, ставило имперскую политику на шаткую основу. Немецкие армии, собранные по всему королевству, переваливали через Альпы сминая любое сопротивление, но неспособны были закрепить достигнутое без поддержки местных итальянских сил. Наконец, у германцев было еще одно преимущество - относительно стабильная власть монарха. Нет, конечно, для тогдашней внутриполитической жизни рейха как и везде была характерна борьба группировок, крупных феодалов и их союзы против императоров и королей, особенно ослабленных во внешней борьбе. Но это носило несколько иной характер чем у южан. Императору грозил не кинжал убийцы, мятеж горожан или гражданская война, с целью смещения, как это было в Византии или Сицилии, а фронда, для перераспределения сил и земель внутри. Это делало личную политику правителей более предсказуемой и стабильной.
В Италии 12 века, немецкие короли, начиная со Штауфенов, пытались превратить господство общее, уже номинальное, в непосредственное управление всем (в целом) полуостровом. Эта политика требовала подавления любого сопротивления, назначения собственных людей, вместо коммунальной городской системы, уже сложившейся к тому времени, низведения Папы до роли первого среди равных архиепископа Рима и военного разгрома сицилийцев.

Римская курия, претендовавшая с конца 11 века не только на духовную, но и материальную власть, обладала наименее сильными военными возможностями, но, в определенном смысле, была неуязвимой для врага. Ибо Папа Римский вовсе не был привязан к одноименному городу в большей степени нежели город к нему. На деле, большую часть века Папы боролись с горожанами всеми доступными способами, продолжая старую традицию. Тем не менее, существовавшая связь не давала им разойтись полностью: горожане не хотели терять статус первого города мира и прибыли от паломников, а святые отцы - резиденцию в центре своих владений. Что действительно делало позицию папства сильной, так это то, что римский первосвященник мог оставаться главным духовным лицом находясь где угодно и сколь угодно долго. В феодальном же мире, его оружие носило характер эрозии - анафемы и отлучения, естественно, не могли поразить врага, но создавали ему значительные препятствия в концентрации силы, отвлекая и ослабляя. Это делало его желанным союзником для всех. Победить Папу его оружием, можно было лишь создав ему антагониста, т.н. Антипапу, но эта политика, в конечном итоге, требовала невозможных усилий - понятным нам ее аналогом является попытка установления демократических режимов как порука всеобщему миру.
Стратегия Пап основывалась на нескольких задачах. Требовалось, во-первых, удержать бастион в Центральной Италии, сделав формальный центр римской власти относительно безопасным. Во-вторых, любыми способами следовало предотвратить формирование союза (или поглощения) между германцами и норманнами, приведшего бы Рим к окружению. В-третьих, и это было частью общей политики, необходимо было удержать право назначать церковно-территориальных властителей (т.е. архиепископов) в Германии и Италии, распространив эту практику повсеместно.

Очень (очень) условная карта
Europe_1100_AD

Норманнское королевство Сицилия было последним государственным образованием от варягов, носящим наиболее причудливую форму. Это государство, возникшее благодаря воле северных захватчиков, объединило то, что извечно находилось в состоянии борьбы - греческое, арабское и латинское (итальянское), население, делившихся на православных, мусульман и католиков. Помимо этого, политически королевство граничило и соперничало именно с мусульманскими государствами Северной Африки, православной Византией и римскими Папами. Во внутригосударственном смысле, оно разделялось на собственно остров, которым корона управляла сама и материк, т.е. южную Италию, отданную вечно мятежным норманнскими феодалам. Морское положение делало Сицилию соперником итальянских морских городов, ее позиции в южной Италии вызывали неизменную враждебность Византии, а сам процесс возникновения их государства, его относительная, как сказали бы сейчас, легитимность, создавала угрозу со стороны империи и папства.
Но, у Сицилии имелись не только слабые стороны: географическое положение в центре, относительная безопасность самого острова и сама пестрота подданных давали свои преимущества. В 12 веке правители Сицилии были в больше степени арабами, нежели франками. Мусульмане командовали флотами, сарацинские войска давили мятежи норманнских феодалов, а папские проклятия не означали для жителей смертельного приговора. Византия, имеющая флот, не имела достаточно мощных сухопутных сил для решительного удара, а обладающая ими в полном мере империя не имела флота. Для проведения такой комбинированной операции, с подключением всех заинтересованных сторон, требовалось огромная дипломатическая работа. А именно эта часть противостояния удавалась сицилийцам особенно хорошо, учитывая их материальные возможности: морское государство, лежащее в центре Средиземноморья, было наиболее богатым из всех участников конфликта. Географическая позиция была величиной настолько сильной, что сицилийцы могли позволить себе проигрывать почти все сухопутные битвы, не теряя в итоге господствующего положения в регионе. Следует помнить однако, что все эти преимущества можно было реализовать лишь при условии крепкой власти, что в реалиях тогдашнего мира означало необходимость в сильной личности на троне. Только такая фигура могла направить энергию в нужное русло.
Политика Сицилии носила по большей части вынужденный характер - реагирование на угрозы. Для противодействия немцам они поддерживали Папу и любые силы внутри Германии, выступающие против императора. В самой Италии сицилийским королям приходилось постоянно бороться с мятежами на сапоге полуострова и византийцами. В итоге, по мере роста успехов, от оборонительной эта стратегия неизбежна должна была перейти в наступательную - против Константинополя.

Византия, империя ромеев, к 12 веку утратила свое положение сверхдержавы и лидера Востока. Поражение в конце 11 века от турок сделало ее собственные позиции прискорбно уязвимыми, не освободив от ряда старых проблем на Балканах. Крестовые походы несколько ослабили натиск с Востока, принеся, однако, новую угрозу с Запада. Теперь византийские императоры могли опасаться удара по своей столице, от западного императора или морских конкурентов. Церковный раскол отчуждал империю от европейцев в в период наибольшей для нее с Темных веков угрозы. Византия столкнулась с одновременной утратой привычного экономического и военного статуса лидера. Впрочем, положение не казалось безнадежным. В Италии позиции греков были, как минимум, на третьем месте по значительности - население многих городов на юге полуострова все еще было преимущественно греческим. Сицилия же была старым врагом и, как казалось, слабейшим из всех. Стратегия диктовала использовать это, лишив ее позиций и укрепив таким образом свои. По сути, несмотря на внешне наступательную со стороны византийцев форму, эта политика носила оборонительный характер: восточная империя стремилась ослабить врага, укрепившись на Западе и став ближе к нему, во всех смыслах. За восстановлением римских позиций в Италии, даже частичным должно было последовать преодоление схизмы, церковного раскола. Ресурсы Византии были еще достаточно велики, но разнообразие угроз делало их дробление неизбежным. В военном отношении она уступала лишь другой, западной империи, а ее дипломатические навыки были превосходными.
Tags: 12 век, Византия, Непростая история, Папство и империя, Священная Римская Империя
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments