Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Каты и гуги

- религиозные войны во Франции (1562-98 гг.), часть третья. Предыдущая тут.



Варфоломеевская ночь и утро
Выдавая за формального лидера гугенотов, короля Генриха пахнет-чесноком-с-козлом Наваррского, сестру Карла IX Маргариту, королевская власть убивала двух зайцев. Во-первых, привязывала некоторым образом к себе умеренных гугов, а во-вторых, отвязывала от себя неумеренных катов. Отвязывала в том смысле, что Марго, девушка (а возможно и не девушка с 11 лет) дюже страстная, по уши влюбилась в сына того самого Меченого, тоже Гиза, но уже Генриха. Выдать ее за иноземного прынца не представлялось возможным ввиду той самой слабости на передок, о который все знали и говорили. В общем, светской львице устроили обыск, уличили с поличным и крепко выпоров, твердо указали, что свадьбе быть. Гугеноты поехали в Париж. Сомнительная, с точки зрения канонического и вообще права, свадьба произошла 18 августа 1572 г., а шестью днями позже наступила та самая ночь.
Почему? Представьте себе католический Париж, годами пестовавший в себе ненависть к южанам-еретикам, от последнего бедняка, до профессора Сорбонны. Экспрессивных южан-гугенотов, понаехавших в столицу со своей лезгинкой. Настойчивого адмирала Колиньи, волею Карла введенного в Королевский совет и сразу же потребовавшего начать победоносную войну с Испанией ради внутреннего мира. Королеву Екатерину, династии которой предстояло расплачиваться в случае поражения ... а в случае победы - что ждало ее и Валуа? Но победа была невозможна, немыслима. И от нее требовали санкционировать войну, ставкой в которой будет все чего она достигла. При этом, о ужас, ее несмышленый сын-король все больше поддавался на громогласные призывы адмирала, желая прославить свое имя ратными подвигами. Колиньи фактически шантажировал трон - война с Испанией или война гражданская, религиозная.

Мысли о том как воспрепятствовать этому вполне логично перешли к мыслям об устранении угрозы вообще. Возможно королева вспомнила разговор с герцогом Альбой, случившимся десять лет назад - и десять тысяч лягушек не стоят одного лосося, сказал он ей. Королева, молодой Гиз и ее сын-любимчик герцог Анжуйский, затеяли политическое убийство. При этом самого Гиза использовали, что называется, втемную - выходило, что преступление совершается из личных мотивов, за отца, а корона тут не причем. В адмирала стреляли, но неудачно. Все узнали, что убийца был человеком Гизов. Обстановка накалилась до предела, парижский губернатор сбежал заранее. Не обошли обвинения и королеву, тоже понаехавшую из Италии.
На новом собрании ее партия решает довершить начатое, но уже в полном объеме - уничтожить все верхушку гугенотов, кроме молодого принца Конде и короля Наварры, подлежащих аресту и перекрещиванию, в который раз. Гэкачеписты полетели в Форос направились к ничего не подозревающему королю и рассказали ему все. Неврастеник Карл выкрикнул что-то вроде убейте тогда всех, чтобы некому было меня обвинять и самоустранился. Для массовки и подстраховки был вызван купеческий старшина Парижа, обещавший спасти Отечество и выставить двадцать тысяч патриотов-государственников. Все было подготовлено для пожара и он начался следующим утром.
В три часа все ударил набат. Гугенотов, и не только, убивали по всему Парижу, а после первых известий - и в ряде других городов. Люди с белыми крестами и нарукавными повязками убивали людей в черном. Конде и Наваррского схватили, ничего не знающая о планах своей матери Маргарита укрыла одного из людей мужа в своей постели, изобразив его любовником католического вероисповедания. Истерик-король орал и палил из аркебузы в окно. Папа велел пропеть гимн, а потом ужасался жертвам, испанский король улыбнулся, что случалось довольно редко, а римский император порицал, назвав случившееся постыдной кровавой баней. Даже Иван Грозный, из своего далека, осудил эти перегибы. О реакции протестантских стран и говорить не приходится. Ювелирная операция обернулась резней, а самих ювелиров пришлось устранять королевским солдатам, наводящим порядок на улицах Парижа.
Случившееся, мягко говоря, было чудовищным. Т.е. резались и раньше, Гиз свидетель, но чтобы так, в духе библейских и античных историй, в разгар свадьбы? Ужас, ужас. Лидеры гугенотов убиты или в плену, о мире в королевстве можно забыть.

Секс-Марго прикрывает гугенота своим телом


Потом и дальше
Все малость прихуели были ошеломлены. Война началась, но велась как-то сонно, будто сквозь силу. Католики осадили Ла-Рошель и другие гугенотские крепости, те стойко отбивались. Тоже самое происходило в Париже, где осажденные теологами, держались столпы протестантов Конде и Наваррский. В итоге крепости устояли, а люди - нет, приняв католичество. Был заключен очередной мир, почти на прежних условиях...
В Париже шли интриги, в которых Маргарита с любовниками пыталась свергнуть умирающего от стыда Карла IX, не зная толком зачем. Ее муж сходился с умеренными из католиков, а Екатерина Медичи только и ждала момента когда королем станет ее любимый сын-орлуша Генрих, ныне подвизающийся в этой роли в Польше. Любящий маму Карл вскоре умер, а вернувшийся Генрих, ставший Третьим, заехал по пути из Польши в Венецию, где приобрел пижонские привычки переодевания в женское и прочие бисексуальные штучки-дрючки. Пока Екатерина Медичи справлялась еще и с этою напастью, Генрих Наваррский тихой сапой сбежал и вообще начался очередной раунд гражданской войны. Дела Франции были совсем запутанные: восстал еще один королевич, брат Генриха III, опять шли войска очередного пфальц или просто графа из соседней империи, все воевали, что-то требовали, просили, орали, махали кулаками. Сумасшедший дом, короче говоря, тьфу.
Повоевав еще несколько лет, король Генрих решил разомкнуть кольцо врагов и заключить со всеми мир, что и произошло в 1576 г. Условия его были недурны, но обсуждать их мы не будем, ибо в следующем году война продолжилась. И закончилась, новым, компромиссным миром в 1577 г. Король Генрих III вернулся развлекаться с друзьями-педерастами людьми широкой культуры. Король Наварры, тоже Генрих, устроился с любимой женой Марго, устраивая с ней свинг-вечеринки и живя неким сообществом хиппи. Гизы, оженившие короля на своей, копили силы для новой борьбы, уже за трон - ведь наследников у короля (см. пункт о друзьях) - не было. В общем и пир, и чума и на оба дома.

После ночи - парижане ищут зраду виноватых
Tags: 16 век, Королевство Франция, Простая история, Религиозные войны во Франции
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments