Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Габсбург и Пржемысл

После смерти в 1250 г. императора Фридриха II Гогенштауфена, в Священной Римской империи, а конкретно в королевстве Германия, наступило время междуцарствия. Этим, разумеется, могли бы воспользоваться соседи, но как скорбно заметил один французский историк 19 века - Германия была слаба вследствие своего дурного политического устройства, но она не была ни безоружна, ни безучастна. Однако, и в этот период происходила борьба, имевшая огромное влияние на историю Центральной Европы: чехи выдвинули великого человека.

Начало


Пржемысл Отакар, второй сын чешского короля и внучки императора Барбароссы, родился в 1233 г. и был чрезвычайно деятельной натурой, настолько, что после смерти старшего брата попытался искусственно ускорить наследование, но лишь поменял статус кронпринца на сидельца. Впрочем, отец вскоре сменил гнев на милость, направив энергию сына в нужное русло: борьбу за Австрию с Венгрией. К тому времени, правящая там с легкой руки Барбароссы династия Бабенбергов выродилась и на восточный форпост империи претендовали венгры. Австрийские немцы, за неимением иного варианта, решили поддержать своего, имперского чеха и венгры были изгнаны, а Отакар стал герцогом Австрии. Следом умер чешский папа-король и вот в 1253 г. Пржемысл стал самым крупным игроком в империи, при отсутствии иных соперников.
Он делает ставку на горожан и купцов, а так как своих ему взять негде, то Отакар всемерно поощряет немецкую иммиграцию в Чехию. Став австрийским герцогом, он проводит вполне успешную политику расширения: вооруженные на немецкий манер войска продолжают бить венгров, завоевывая Штирию. Экспансия на Балканы продолжается: спустя двадцать лет, в 1273 г., его владения распространяются на территорию от Судет до Адриатики. Отакар находится в полном союзе с римской курией, помогая поддерживать в Германии политическую анархию. Немцы называют его золотым королем, а венгры железным.
При этом элита и все на кого он опирается это либо онемеченные чехи, либо немцы. Иначе нельзя: горожане - немцы, священники - немцы, все кто что-то производит, пишет, продает и т.д. - немцы или немецкоязычные, выражаясь современным языком. Да и сам он пока лучший друг немцев - борется с чешскими феодалами, поддерживая права городов, дружит с Тевтонским орденом, помогая ему всемерно и даже основывая Кенигсберг. И разумеется, поддерживая состояние слабости в империи, он надеется усилиться настолько, чтобы самому стать императором.
Но тут заканчивается полоса везения, длившаяся всю его жизнь, исчезает главный фактор, позволивший добиться такого успеха: в Германии появляется король, настоящий король.
Граф Рудольф Габсбургский, как и положено честному швабу, был верным сторонником Гогенштауфенов, за что и отлучался от церкви во времена лебединой песни сицилийского короля Манфреда из этого рода, в 50-х гг. Пока Отакар вершил на Востоке действительно большие дела, Рудольф занимался увеличением своих скромных земельных владений в Швабии, немного воюя со швейцарцами. Избрание застало немолодого уже графа за осадой Базеля, которому он тут же, как и положено королю, даровал мир. Выбор немецких курфюрстов и Рима не был случаен, их интересы совпали: королевству требовался правитель из своих, с предсказуемым поведением и малыми возможностями, а курии нужно было противопоставить что-то расширяющемуся французскому влиянию в Италии. Прозаический Рудольф вполне соответствовал этим запросам, а потому был предпочтен блестящему Отакару, тоже надеявшемуся стать королем и императором, но слишком гордому чтобы достигать компромисса.
Став королем в 1273 г., Рудольф I Габсбург столкнулся с сонмом мелких и крупных властителей, а также с супер-подданным - чешским королем, герцогом Австрии и пр. восточных провинций. Он, даже если бы и захотел, не смог бы одолеть сонмище, но вполне мог попытаться раскачать и обрушить исполина, благо у того были глиняные ноги.

Как и всегда, когда успех долгое время сам идет в руки, Пржемысл стал непомерно горд и самоуверен. Они предпочли бедного графа ему? Так что же - ему плевать. Он не явился на коронацию и вообще никак не обозначал свою позицию, как будто не было ни выборов, ни нового правителя. К выскочке Габсбургу он испытывал лишь презрение.
Между тем, Рудольф был вовсе не так прост: прекратив анархию он созвал новый, необычный рейхстаг в Нюрнберге, где, говоря по современному, предложил пересмотреть итоги приватизации, проведенной в черные 90-е, т.е. междуцарствия. При этом, острие этой идеи было направлено в сторону самого крупного собственника, чешского короля. Отакар завопил о ненасытной алчности Германии, но было уже поздно. На стороне Рудольфа были имперские сословия и венгры, а у Отакара в союзниках ходили только поляки, находившиеся весь 13 век в состоянии почти полного распада, после монгольского нашествия. Даже курия поддержала не его, а Рудольфа, что было особенно обидно, в рамках медового союза в прошлом.
Уже в 1274 г. Рудольф потребовал чтобы чех вернул приобретенное за двадцать лет, возвратившись в привычный статус богемского и моравского ленника германского короля, как это было всегда и ранее. Отакар, разумеется, решил бороться - и тут выяснилось, что воевать с венграми, имея на свой стороне часть имперских земель вовсе не одно и тоже, что воевать и с империей и с венграми. Немцы от него отвернулись, а чехи обернулись совершеннейшими богемцами, выражаясь языком метафор. В 1275-76 гг. он потерял все чего добился, вернувшись к границам 1250 г. Последовало и унижение присягой: гордый, роскошно одетый Отакар преклоняет колени перед Рудольфом, стоящим в доспехах рыцаря. Конечно, такой перелом не мог закончиться просто так, несколькими стычками и осадами, требовалось эффектное завершение. Так и случилось.
Как и положено чешскому Наполеону, Пржемысл решает вернуться: уже в 1277 г. он пытается повернуть все вспять, начав новую войну. Все закончилось в следующем, 1278 г. - имперско-венгерская армия уничтожает войска Отакара в битве на Мархфельде (у Сухих Крут). По легенде, сражавшийся до конца Отакар получает смертельный удар от австрийского рыцаря, т.е. бывшего вассала. Рудольф Габсбург приобретает Австрию, которая постепенно перерастает из провинции в одну из центральных сил империи.

И конец


Рудольф использовал собственную слабость как прием в борьбе - и исполин рухнул.
Tags: 13 век, Непростая история, Священная Римская Империя
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments