Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Житие скромного курфюрста, прозванного Великим

или Фридриха Вильгельма I, курфюрста Бранденбурга и герцога Пруссии (1620-1688), часть пятая, финальная. Предыдущая тут.

Верь в кого хочешь и плати налоги


Победы и беды
Разгром шведов повлек объявление им общеимперской войны, к которой подключилась и Дания. Два года после Фербеллина прошли в осадах, так как шведы, не решавшиеся давать полевые сражения, заселили в городах и крепостях, зверски паля из пушек. В первый день нового 1678 г. столица Померании Штеттин была взят войсками курфюрста - и казалось что дела идут превосходно. Но тут начала разваливаться большая антифранцузская коалиция - из войны вышли голландцы и испанцы, а взрослые большие страны не желали признавать всю Померанию за Бранденбургом.
Пока длились эти закулисные интриги, шведы решили несколько переломить ситуацию и вторглись 16 т. войском в Пруссию. К счастью, 4 т. местных солдат хватило, чтобы удержать Кенигсберг, а в январе 1679 г. прибыл сам Фридрих, с 9 т. армией. Со шведами же случилась натурально бонапартовская штука или, как могли сказать тогда, ксерксова/крассова - в общем, во время бегства и морозов их армия погибла. Лишь 3 т. человек удалось укрыться за стенами Риги. Курфюрст, гнавшийся за нападавшими на санях, и там же спавший, купался в новых лучах славы. Как только же он закончил эту приятную ванну, то сразу узнал - любимый император помахал ручкой прежнему союзу, заключив с французами мир. Теперь курфюрст оставался почти один на один с франко-шведским альянсом.

Датчане, недавно потерпевшие разгром на суше, тоже были не в лучшей форме. Впрочем, они вполне владели морем, легко уничтожая безвредный шведский флот. Так или иначе, но Франция представляла неодолимую проблему.
Фридрих боролся как мог: пытался подкупать французский министров и фаворитку короля, стучался во все инстанции обращался к бывшим и потнециальным союзникам - все напрасно. Более того, французы готовили вторжение в его страну, вызвавшись оплатить это мероприятие, опять возложенное на многострадальных шведов. Огорченный, расстроенный из-за двоедушной политики империи, курфюрст вынужденно заключил со шведами мир, так и не получив желаемого. Он был жестоко разочарован.

Погоня за шведом. Т.е. за армией, не подумайте худого


Не любя галлов, он сунул голову в пасть льву - в 1679 г. между Парижем и Берлином было заключено тайное соглашение, союз. Это позволяло не опасаться нападения и означало некоторую месть императору, явно утратившему кредит доверия курфюрста. Пока же можно пощипать бывших союзников - новоустроенный флот повел каперскую войну с испанцами. Фридрих, ожидавший конфликта между Парижем и Стокгольмом, явно не собирался быть действительным союзником французов, надеясь лишь улучить удобный момент для полного изгнания шведов, с санкции Людовика или без нее.
Примерно с 1684 г. его политика приобретала все более откровенно антифранцузский характер, вполне в духе времени. Попытка создания универсальной монархии короля-солнца наталкивалась на все более растущее сопротивление, особенно в империи и Англии. В итоге, путем трудных переговоров, отношения с императором восстановились. Были заключены тайные союзы с ним и Нидерландами. Для видимости же, и ради французских субсидий, шедших на армию, Фридрих продолжал числить себя среди друзей короля Людовика.
Хотя Бранденбург больше не воевал, его солдаты быстрым марш-броском не позволили датскому королю занять Гамбург и участвовали в походе на Офен, который был взят у турок после тяжелой осады и штурма. Но в целом, последние 9 лет были мирными: соседи научились уважать и бояться небольшую, но ладную армию курфюрста.

После войны
Послевоенные годы стали временем экономического роста и политической стабильности. Окончательно затихла прусская смута, на территории страны более не появлялся враг, а у Фридриха завелся собственный флот и некоторые колонии в Африке. Впрочем, колониально-торговая политика велась в рамках личной инициативы правителя, не получив особой поддержки среди торгового сословия. И все же, это была страна совсем другого уровня - прежние доходы в 35 т. талеров выросли до полутора миллионов, а население с 750 т. до тех же полутора миллионов. Закладывались новые города и села, в страну валом валили переселенцы. Осушались болота, строились дороги. Короче говоря - все работали и стучали молотками, а из этого всегда выходит только хорошее, разумеется, если стучат не друг на дружку, делая виселицы.
Жизнь, помимо интриг Версаля, омрачали лишь дети и здоровье - начиная с 1683 г. Фридрих сильно страдал почками. С детьми же все было как обычно - старший сын не радовал отца. Меланхоличный горбун не виделся ему достойным продолжателем своего дела, хотя курфюрст и пытался привлекать его к управлению страной. На все это накладывались неприязненные отношения между детьми от первого брака и второй женой. В общем-то обстановка была, по нашим меркам, более чем сносной, но все же огорчительной для хворающего правителя.



Смерть и наследие
Как и полагается опытному бюрократу, Фридрих заранее подготовил свою смерть. А именно - узнав весной 1688 г. что у него прогрессирующая водянка, он точно высчитал оставшиеся две недели и посвятил их завершению всех личных дел. Провел расширенное заседание Тайного совета, ознакомил сына с политическими завещаниями, передал любимой жене всю имеющуюся у него немалую наличность и собрав всех родственников умер в кругу семьи 9 мая 1688 г., успев высказать наследнику свое кредо: ты должен служить общественному благу, а не своей выгоде.
Что скажешь? Грустный и склонный к меланхолии человек всю жизнь демонстрировал качества иного порядка. Не воинственный - воевал и побеждал. Не дипломатичный - вертелся как уж. Дорогу осилит идущий.

Tags: 17 век, ЖЗЛ, Курфюршество Бранденбург, Простая история
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments