Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Житие скромного курфюрста, прозванного Великим

- или Фридриха Вильгельма I, курфюрста Бранденбурга и герцога Пруссии (1620-1688), часть третья. Вторая тут.

Трусливый лев Мирный курфюрст


Стиль
Курфюрст знал людям цену, а потому не очень-то им доверял, хотя жил в стране честных людей. Не доверяя сословиям, народу в целом, соседям, армии, дипломатам и министрам, он стремился не вводить свою власть в законодательно оформленные рамки, понимая ее как некую сверхсилу в запутанном мире старых феодальных прав и новых порядков. Собственно говоря, это было в русле времени, тем более что стремящихся ограничить его возможности и без того хватало. В Бранденбурге и Пруссии нельзя было развернуться как у соседей: этот рыцарь с 11 века, тот горожанин, даже крестьянин мог быть свободным или попасться в свободные дни. Юнкера вообще не трожь! У всех права, только у курфюрста еще и обязанности. Соответственно ему приходилось вести себя, напевая: никто того во мне не распознает, кто я по сути - лис или же заяц.
Поэтому с первыми помощниками он поступал честь по чести: с первым ел, пил, гулял и бросил на сельское хозяйство через десять лет по наущению жены; со вторым уже просто советовался, после чего заподозрив, ирония судьбы! - в лоббировании шведских интересов, тоже уволил (тот же именно к шведам и подался); третий работал как пчела и честно, отчего помер. После этого курфюрст был сам себе первый помощник.

Вставал он рано, работал много, предпочитая слушать, делая пометки в блокноте. Трудолюбие и скрытность: обед он разделял с супругой, а болезни с подчиненными, не переставая принимать доклады и тогда. Это его умение и любовь к порядку, отчетности и прочим бюрократическим радостям поражала современников: он читает, обдумывает и учитывает все; связывает одно с другим и ничего не упускает, восхищенно доносил в Вену австрийский посол. Впрочем, иногда можно было и задремать на скучном заседании - государственная машина работала исправно как нюрнбергское яйцо часы.
Вообще, перед нами предстает весьма примечательная и гениальная в своей простой величественности фигура правителя, одинаково положительного во всех смыслах. Конечно, он не был идеальным, но именно это отчетливое ощущение собственной слабости делало его настоящим отцом отечества, на древнеримский маневр. Двор его, весьма простой и непритязательный, производил впечатление королевского, равно как и сам он. Человек сделанный из крепкого дуба.

Берлин в начале 70-х гг. - так все и было


Прусский бунт - осмысленный и милостивый
Конец польской войны вовсе не означал спокойной жизни для нашего героя: предстояло усмирить Пруссию. Жители Кенигсберга и юнкерство вовсе не желали променять свои вольности и права, легкое жить при номинальном польском владычестве и слабосильном герцоге, на новую, крепкую власть курфюрста. Листовки взывали: что скажете, благородные пруссаки, ужель хотите стать рабами Бранденбурга? Военный налог, возвращение прежних тевтонских порядков? Нет уж, спасибо! Мутило воду и духовенство, не желавшее пускать в калашный лютеранский ряд кальвинисткого свина.
Почти три долгих послевоенных года пруссаки пили кровь у нашего героя, собираясь на свои ландтаги и сборища, шумно подавая петиции и возмущаясь. При этом - никакого кровопролития и мятежей, порядок есть порядок. Особенной ненавистью исходил местный краснобай и судья фон Рот, взывающий то к польскому крулю, то к общественности. Легковерные жители толпой окружили его дом, не давая арестовать. Наконец, применив военную хитрость, его удалось взять: по улице пустили колонну рейтар, с обозом - Рот высунулся посмотреть и был схвачен, буквально за шкирку. Впрочем, суд не усмотрел в его деяниях ничего, за что можно было бы назначить наказание более строгое чем порка и высылка. Поэтому берлинский тиран и деспот просто держал его под арестом без вынесения приговора - практика распространенная и поныне.
В общем, к весне 1663 г. власти и сословия Пруссии выработали приемлемый компромисс: налоги и военные операции с согласия местных, оформили его и подписали, после чего ударили по рукам. Осенью того же года Фридрих вступил в полное управления герцогством, без пальбы и казней. На радостях бюргерам накрыли щедрые столы, а остальным бросали монетки, очень мало мило.

Новая жена
В 1667 г., после продолжительной болезни, скончалась Луиза, вызвав у мужа настолько тяжелую депрессию, что в течение нескольких дней он попросту не мог ни с кем разговаривать. Характерным было и то, что обеспокоенный хворями жены курфюрст обещал Господу Богу выстроить приют для бедных, в случае ее поправления. Жена умерла - приют не построили.
Грустный, не очень толковый в личных делах вдовец довольно быстро женился во второй раз, ведь: я так одинок, что не могу этого выносить и делаю это хотя бы для того, чтобы иметь с кем общаться. Уже в 1668 г. он женился на 33-летней веселой и красивой вдове покойного приятеля, абсолютно по любви - жена не приносила никаких преференций и выгод, кроме личного обаяния и умения окружить мужа заботой и любовью. Энергичная дама повсюду сопровождала его, не гнушаясь участием в охоте и последующих посиделках.
Конечно, нашему герою проще было бы завести фаворитку, не запутывая вопрос о наследстве, но для этого Фридрих был слишком лично порядочным человеком. Любишь - женись!

Веселая Доротея София Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Глюксбургская


Экономическое возрождение
Буду краток, рецепт чисто немецкий и многовековой: много и усердно работать, точка. Осушались болота, строились каналы, завели систему почтамтов и главное, главное - люди! В помощь переселенцам был создан специальный фонд, привлекались все, даже подонки и убийцы - их амнистировали и давали шанс в новом отечестве: железная воля и наследственные в роде Гогенцоллернов предания строгой дисциплины служили ему залогом в том, что весь этот разношёрстный сброд согнется у него под иго закона.
Стимулируя освобождением от налогов, привлекалась плоть государства, крестьяне. Все французы, бежавшие от католической реакции солнечного короля: настолько успешно, что уже спустя 250 лет, в ПМВ потомок гугенотов, корпусный командир фон Франсуа, с виду настоящий немец-перец, замкнет первый котел мировой войны, похоронив армию Самсонова. Короче говоря, курфюрст тянул в страну всех, делая из них добрых подданных-немцев, ведь славная юстиция поможет Вам в Ваших землях ... и присмотрит за тем, чтобы права всех - как бедных, так и богатых, были соблюдены независимо от персоны.
Да что там - даже евреи, вернувшиеся в страну, после изгнания при прежнем курфюрсте, получили новые права. Теперь они могли пить христианскую кровь свободно торговать, заниматься ростовщичеством и вообще финансами.
В целом, с 60-х гг. можно говорить о начале возрождения.
Tags: 17 век, ЖЗЛ, Курфюршество Бранденбург, Простая история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments