Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Традиционно

- небольшая подборка фотографий (того времени) моей семьи, Николая Егоровича и Веры Григорьевны, прошедших войну. И никакой политики.

Это мой дед, он гордый солдат-победитель. Фотография сделанная вскоре после войны.



Он же, но совсем молодой, тут ему 17 лет (слева).


Крайний слева.






Молодой боец РККА, весна 1940 года. Войну он встретил в Украине, на границе с Польшей, т.е. простите, генерал-губернаторством, Польшу выдумали французы и Рим, назло Москве. Бои, бои, бои в пехоте, все время на юге. В феврале 1943 тяжелое ранение, в тыл, готовить резервы из призывников азиатов.




Селфи позднесталинской эпохи.



А это моя бабушка, в 1941 ей было 13 лет. Под оккупацией она была дважды, второй раз в 1943, после Харькова. Советская власть бежала также внезапно как и появилась, а до появления нового порядка был целый день ничьей власти. Потом появился мотоциклист, как в кино, с собакой и в очках. А потом повалили немцы. Было страшно, слухи ходили самые разные: что всех убивают, что распускают колхозы и все что между этим. Сначала было совсем не страшно: немцы вели себя вполне мирно, по воскресеньям играла музыка, танцы. Боялись румынов, они насильничали, грабили, убивали. Не любили полицаев, они часто были хуже чужих. С осени 1942 начали угонять в Германию, но староста был своим и предупреждал, так что большинство успевало спрятаться. Да и местные немцы не проявляли рвения. Летом 1942 к ним в дом подселили двух молодых пилотов, в виде отпуска, они были глуховаты. Эти враги в шортах вели себя вполне прилично и делились с хозяевами положенным им медом. В 1943 все стало намного хуже, начались бомбежки, дом погиб... Потом пришли наши, которых все встречали буквально со слезами... Кроме тех, кто ушел с немцами. Потом наши опять ушли. Это был худший период, самый тяжелый. Один раз их всех завалило в укрытии, к счастью, соседи спасли.










Почти вся семья: мой дед, его тесть, тот самый коммунист, который не успел уйти, уничтожая заводы. Полгода бродя по лесам, он пришел, буквально умирать, домой, зимой 1941, емнип. Потом была сцена как из кино:полицай привел немца, тыкая пальцем - большевик. Мольбы, слезы. Махнув рукой, немец вышел. Почему? Кто знает. Но прадед был уже глубоко больным человеком и вскоре после войны умер, успев положить партбилет на стол. Это был крепкий мужик, хозяйственный и строгий, судя по рассказам бабушки. На фото она вторая справа. Ее сестра, Женя, она на фото крайняя, работала в трофейной комиссии, в Германии. Так в нашей семье появился великолепный немецкий сервант и часы, с маятником, прослужившие до 21 века...




Tags: ВМВ, Личное, СССР, Фото
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments