Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Война за Испанское наследство

- четвертая часть, эпический финал.

Первые годы войны не принесли французам, и Людовику, ничего кроме унижений и побоев поражений и неудач, несмотря на благоприятную конъюнктуру, в виде все еще продолжающих возмущаться венгров и шведского вундеркинда, короля Карла XII, который, однако, не только не помог наихристианнейшему французскому королю, а наоборот, увяз в Польше, лупцуя католиков и абсолютно не желая втягиваться в войну еще и с австрийцами. Заграница нам не поможет, сказал Луи и приготовился к обороне.

Война в Испании.
Битва при Альмансе весной 1707 года решила ее судьбу: Испания будет свободной за Бурбонами! Сражение, в котором англо-португало-австрийскими войсками командовал природный француз, а франко-испанцами англичанин, закончилось сокрушительной победой бурбонцев, определившей конечную победу французской партии. Это грустное событие произошло благодаря бастарду Джону Сноу Джеймсу Фитцджеймсу, герцогу Бервика, сыну свергнутого Якова II и племяннику великого Мальборо. Такую свинку подложил истории этот герцог, ведь не случись этой победы (поражения) испанцы сидели бы и пили баварское австрийское. Горе и беда.

Бастард отомстивший за десницу папу-короля


В 1708 и 1709 французы и испанцы наступали, а союзники и другие испанцы оборонялись. А потом, внезапно, перешли в решающее наступление 1710, в котором, несмотря на все вышеописанное, буквально уничтожили испанскую армию в несколько сражениях, так что внучек короля-солнце остался без армии, совсем. В том же году Мадрид опять был взят и теперь то уж точно казалось, что испанцам пить австрийское, но, увы и ах, историю не изменить: испанцы устроили нечто вроде сожжения Москвы 1812 года. В Мадриде было пусто и неуютно, а армии австрийского испанского короля элементарно нечего было кушать. В это время французский испанский король собрал новые силы, с которыми и вернул оставленный оголодавшими союзниками Мадрид. Преследуя их галлы окружили крупный английский отряд и пленили. Теперь уже точно Мадрид наш.
В следующие два года французы и испанцы добивали тех испанцев, которые вовсе не считали себя таковыми, как каталонцы. Но это уже были конвульсии.

Вальс.
Между тем у французов выдвинулся свой Евгений Савойский, герцог Виллар, совершавший всяческие подвиги, маневрируя против имперцев на Рейне, без стратегических, увы, последствий, но нужно же было как-то дотянуть до конца войны?
В Италии, после погрома французов в 1706 году, боевые действия велись только в Альпах, между французами и савойцами. Правда в 1707 Евгений Савойский и его австрияки, вместе с английским флотом, попытались взять Тулон в осаду, но не преуспели и война на этом участке окончательно перешла в разряд отбывания номера. Хотя итальянцы, конечно, насочиняли потом подвигов - не верьте, все враки.

Виллар, ставший народным артистом маршалом



Главные события разворачивались в Бельгии и Северной Франции. И здесь галлам опять страшно досталось - в 1708, при Ауденарде, где армии Мальборо и Савойского разбили армию герцога Вандомского и еще одного внука, Луи, тоже герцога, Бургундского. После этого поражения король-солнце даже запросил мира, но союзники уперлись рогом в испанском вопросе и ничего не вышло. Пришлось королю выкинуть коленце: абсолютный чемпион абсолютизма, человек, выносить парашу которого почитали за счастье герцоги и графы, человек-государство, почти уже и не человек даже, так вот, это Солнце ... обратилось к народу. Братья и сестры, к вам обращаюсь я, друзья мои - так или почти, сказал, а вернее написал он. В этом послании Луи, обильно поливая все крокодиловыми слезами, рассказывал как он всегда стремился к миру и как коварные союзники стремятся погубить Францию. В те патриархальные времена во Франции подобное было в новинку и короля даже немного пожалели. Так или иначе, а война продолжилась.

В сентябре 1709 года случилось главное сражение всей войны и самое большое побоище 18 века - битва при Мальплаке, где девяносто тысяч французов Виллара палили из окопов по ста двадцати тысячам союзников Евгения и Джона, Савойского и Мальборо соответственно. Потеряв пятнадцать тысяч против тридцати, французы отступили, а торжествующий Виллар, отправил в Париж телеграмму послание, в котором брал на себя соцобязательство терпеть такие поражения и впредь. Такая пиррова победа была нехарактерна для англо-немецких армий, до этого всегда наносящих французам намного большие потери.

Английские омары в битве
0115_32

В Англии начали шептаться, что войну пора заканчивать, тем более что все задачи выполнены и тори сменили вигов, а жена Мальборо Сара (скрывала, но конечно да!), годами вертевшая королевой Анной как угодно, не нашла лучшего времени разругаться с ней пух и прах чем теперь. Как только две склочные бабы поругались, сразу стало плохо одному хорошему герцогу, который честно воевал и немножко воровал, но вообще делал все во славу Англии и короны. С этого момента влияние Мальборо начало неуклонно падать, а стремление правительства закончить войну - расти.

Сара Черчилль-Мальборо, обиженная подруга и любящая жена


В 1710-11 гг. все ограничивались маневрами и осадами французских крепостей, которые неизменно вынуждены были сдаваться. Англичане все меньше участвовали в войне, официально известив французов о том, что они лишь присутствуют,  постольку-поскольку. Причин тому было две: во-первых англичане уже сперва добились почти  всего чего желали и могли, а во-вторых в 1711 помер император Священной Римской, а его преемником стал тот самый австрийский претендент на трон Испании, надевший императорскую корону под личиной Карла VI. Пока вы ломаете голову как свести все это вместе, объясню - англичане вовсе не хотели возродить прежнюю Габсбургскую империю, от Гибралтара до Буды. Терпеть Бурбона или Габсбурга в Мадриде они были еще готовы, но терпеть одного и того же Бурбона и Габсбурга в Мадриде и Париже/Вене - никогда. Не за это деды при Азенкуре воевали, как говорится. В следующем году начались тайные англо-французские переговоры.

Выходило так, что войну нужно было вести только Австрии, империи да голландцам, боявшимся французов до усеру. Они попытались в кампании 1712 сделать невозможное: взять Париж и уничтожить абсолютистскую гадину в логове закончить войну окончательной победой. Сложность состояла в том, что Париж был надежно прикрыт линией Мажино крепостей Вобана, выдающегося, а ладно, пусть - гениального французского военного инженера, целую веху в этом деле. Не человек - глыба. Мне уже надоело писать, а вам читать, но в и этом случае король-падла король-солнце подверг его опале за то, что Вобан тиснул в свободное время книжонку, где недвусмысленно указал на 95% быдла и нищебродов в стране нищету жителей королевства. Эффективный король обиделся и отправил маршала в отставку. Вобан ушел, но крепости остались.

Узник совести политэкономии, опальный Вобан


Евгений Савойский повел своих германцев и голландцев на Париж, но увяз в осадах вобановских крепостей. Старый враг герцог Виллар улучил момент и внезапно атаковал коммуникации союзников, уничтожив один из лагерей и побив голландцев в Дененской операции 1712. Этой битвой война и кончилась.

На воде и под водой.
После славного утопления франко-испанского флота в 1701-06 гг. морская война для союзников свелась к борьбе с французскими рейдерами, непогодой, причем последняя доставляла много больше опасности для военного флота. Так адмирал Шовель потерял во время шторма четыре линейных корабля, т.е. больше чем в любом из сражений с флотами французов и испанцев.
Зато галлам удалось как-то предпринять неудачную попытку высадить десант в Шотландии, во время которой их эскадра смогла удрать от англичан с потерей всего (крупными буквами) одного корабля.

В колониях.
Все было очень скучно. В Северной Америке английский милиционеры (т.е. ополченцы) палили в таких же французских ментов ополченцев без особого успеха с обоих сторон. Потом приплыли регулярные английские части, которые хоть и не взяли Квебека или Канады, зато завоевали Ньюфаундленд и что-то еще (Новую Шотландию, например). Помимо этого было истреблено очень много индейцев, сражавшихся за всех сразу (но больше за французов и испанцев). Важно то, что французов разбили опять и они, в дополнение к вышеуказанному, потеряли еще Гудзонов залив, остров в Карибах, суверенитет над ирокезами... Одни потери, короче говоря.
Правда французы устраивали булавочные уколы, небольшие экспедиции, особенно на союзных англичанам португальцев, но это все было не то. Никакого размаха, так, рейды.

Мир 1714 года.
В Утрехте и Раштадте были подведены итоги этой долгой войны. Людовик XIV всех переиграл, оставив таки свою фамилию на мадридском престоле. Это была, так сказать, версия для напудренных и галантных людей в Париже. На деле все обстояло немного иначе. Во-первых шиш ему, а не объединение испанского и французского тронов, только раздельное питание отдельные монархии, во-вторых Австрия оторвала от Испании все сладкие европейские куски (Испанские Нидерланды и прочие италии,как северные так и южные), в-третьих просвещенная Англия получила право монопольной торговли рабами в испанских колониях и вообще (Менорку и Гибралтар, например).
А главное, она стала неоспоримой владычией морской и царицей, задушив в братских объятиях голландцев. Кое-что получили и Пруссия, ставшая королевством, и Савойя, и другие союзники, только Солнце не получил ничего кроме морального удовлетворения от мадриднаша. Конечно, при этом Франция была разорена, истощена, ослаблена и потеряла почти все чего добился его папа с Ришелье и Мазарини, но ради славы - не жалко. Светило погасло спустя год, успев, скрепя сердце, признать Великобританию за ганноверским курфюрстом, что несомненно унизило звезду.
В новой Европе сложился австро-французский дуализм, с парящей над ним Англией, надежно оберегаемой неуязвимыми флотами.

Нехороший, неумный король косплеит Цезаря


Часть первая, затравочная.
Часть вторая, в пушечном и мушкетном дыме.
Часть третья, паруса и ветры.
Tags: 18 век, Война за Испанское наследство, Простая история
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments