Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Семилетняя война

- или молниеносный конфликт 18 века. Часть вторая. Первая тут.



Скандаль.
Как только Фридрих сделал первый ход, как выяснилось то, что история отпустила Саксонии слишком мало времени: планировалось-то ударить когда пруссаки высадятся в Англии завязнут в Богемии, а тут такая незадача! Австрийцы сунулись было на помощь, но были отбиты при Лобозице, причем прусский король был так увлечен битвой, что заснул. Пришлось сдаваться. Фридрих поселился в Дрездене, нюхал табак и ходил по галереям. Саксонский курфюрст быстро переоделся в польского короля и хотел позвать на помощь своих польских панов, но те только перевернулись с одного бока на другой и захрапели.
Зато европейская общественность зашумела: неслыханно, возмутительно, нонсенс! Вена, Париж и Санкт-Петербург тут же объявили Пруссии войну, подключив заодно и империю. Папа Римский вспомнил лучшие дни и невнятно бормоча, мимикой лица намекал на победу хороших католиков над ужасными лютеранами. Во Франкфурте империя объявила Фридриха бунтовщиком, вообще все отвернулись, даже родственники. Да что там империя - даже Швеция и та решили отомстить за Фербеллин, коптя копя силы в Померании. И только друг Питт из Лондона слал утешающие цидулки, мол не грусти, все будет ок! Король ужасно обижался, и за Россию, и за деньги, но терпел, деваться-то некуда!

В этих склоках и прошел первый, 1756, год войны в Европе.

Трахбахтарах!
Поняв, что выменять Саксонию на Пруссию (провинцию) у него не выйдет, Фридрих перешел к решительным действиям: ну да выбора у него и не было, не ждать же пока коалиция соберется с силами? Не ждать, а потому пока русские собирают свои рати, а французы маршируют во все стороны, нужно поколотить австрияков, уж больно они злые. А там и остальные из войны выйдут, интереса-то воевать у них никакого. Так думал наивный король, мерявший всех своим аршином, будто войны можно только из-за государственного интереса вести! А так, любопытства ради? То-то.
В мае 1757 происходит первое большое сражение в этой войне - Пражская битва, в которой сошлись по шестьдесят тысяч пруссаков и австро-имперцев. Героизма было проявлено столько, что хватило бы на несколько войн сразу: один прусский фельдмаршал, по фамилии Шверин, вел полки в атаку несмотря на оторванную голову, что не мешало ему кричать ура и вперед! Конечно, такая армия не могла проиграть и австрияков загнали в город, обложив его осадой. Беднягам пришлось съесть всю свою кавалерию, без соли, и не известно на чем (на ком) бы это все закончилось, но город вовремя спас фельдмаршал Даун.

Этот Даун был тихий малый, не особенно харизматичный, никаких тебе братцы, нашему царю показали фигу, умрем же все за отечество, зато вдумчивый и наблюдательный. Путем наблюдений он пришел к выводу, что прусский король всегда атакует, и решил посмотреть что будет если обороняться на хорошей позиции, имея в два раза больше солдат. Будет - Колинская битва, в которой тридцать тысяч пруссаков атаковали пятьдесят тысяч австрийцев. Фридрих уже было победил, но обернувшись увидел что армии, собственно говоря, не осталось. Увещевания не помогли: даже верные гренадеры ворчали в ответ на колкости типа парни, вы что хотите жить вечно, мол, мы свою плату отработали, наша смена окончена. Король всплакнул и снял осаду Праги.

На Западном фронте без перемог французов.
Ааа, так он вовсе не непобедим?! Чего же мы ждем, вперед храбрые французы! Опять вежливые напудренные человечки заполнили империю, заставив аглицко-имперский Ганновер сдаться без боя и подсунув сыну короля-курфюрста какую-то бумажку, по которой воевать дальше им было никак нельзя. Представьте себе настроение Фридриха в эти дни - прорвало везде и сразу, даже любимый Вольтер и тот пишет гадости, никакой отдушины! Он наскоро собирает войско и выступает на одну из французских армий, ту которая ближе и меньше.
Французы, вместе с примкнувшими к ним имперскими контингентами начали поколачиваться: случалось так, что завтрак начинали они, а заканчивали пруссаки, но пик этого бдсм-а был достигнут у селения Росбах, в ноябре. Битва была очень проста: двадцать тысяч пруссаков атаковали сорок тысяч французов и разогнали их как кот мышей. Ну как еще описать сражение в котором одна сторона теряет сотню человек убитыми, а у другой не остается армии? Ганноверцы устыдились и вернулись в строй, а Фридрих рванул обратно, в Силезию.

Русские идут!
Рати великого полководца Апраксина ворвались вошли, медленным шагом, в Восточную Пруссию, распылив по ней казаков и калмыков, вместе с манифестами. Манифесты обещали новый порядок, а калмыки и казаки его демонстрировали, по своему обычаю. Апраскин имел четкие инструкции: действовать решительно, но осторожно, не проиграть, а победить. Вооруженный ими он был атаковал небольшим прусским корпусом, наполовину состоявшим из ополченцев. Прусский фельдмаршал и губернатор фон Левальд думал что русская армия такая же как в 17 веке и достаточно будет пальнуть пару раз из пушек - но не вышло и те, потеряв вдвое больше, сумели отбиться. Разбитые пруссаки остались в Пруссии, а победоносные русские отступили, потеряв еще пятнадцать тысяч человек на марше.
Узнав о таком конфузе императрица сказала что-то вроде чижика съел, дурак! и отправила фельдмаршала под суд, где ему сразу же начали лихо подносить в морду, чай не Европа какая. Забили, короче говоря, на следствии, как маршала Блюхера в 1938.

Хоровое пение.
В Силезии все было плохо - или хорошо, смотря откуда смотреть. Короче говоря, Фридрих уехал, оставив вместо себя братьев-фельдмаршалов и просто генералов. Даун, мудро рассудив, что коли уж побили самого короля, то не убоимся и родственников, начал забирать у них крепость за крепостью, заехав заодно в Берлин, за перчатками. Генералы и братья бросились читать фридриховские наставления, перепугались еще больше и окончательно пав духом узнали что король самолично едет разбираться с неэффективным менеджментом. От таких новостей один брат ушел в отставку и умер спустя год от огорчения, а другой, но не брат, а так, мелочь, герцог Бевернский, под видом разведки сдался австрийцам, так ему было страшно.

Видя такое дело, Даун решил повторить Колин, встретив берлинский вахт-парад при Лейтене. Увы, имелось два важных отличия: во-первых командовал на этот раз тот же герцог Карл, которого пруссаки били еще в прошлую войну и успели побить в эту, заперев в Праге, а во-вторых пруссак был уже не тот - злобный, замерзший и уставший на марше. Фридрих мастерски обработал свою армию: нас, сказал он, втрое меньше, зато мы злее и позади нас фельдфебели с палками. Вперед, сукины дети! И все пошли, стелился туман над оврагом, кружились снежинки, от армии австрийцев остался только номер: тридцать тысяч пруссаков разгромили восемьдесят тысяч австрийцев, потеряв при этом шесть супротив тридцати четырех, увы, тысяч. Дальше следует освобождение крепостей Силезии, еще пара десятков тысяч пленных и знаменитая сценка, когда король в одиночку ворвался в еще удерживаемый врагом город, прошел в штаб австрияков и распивал с ними чаи, пока не подошли его войска и не взяли всех в плен. Короче говоря, сплошной профит.
А еще вся прусская армия спела хорал, сразу после сражения. Он так и называется теперь - Лейтенский хорал. Очень музыкальная нация.


Так закончился второй год войны в Европе.
Tags: 18 век, Простая история, Семилетняя война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments