Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

"Великий Молчальник"

- Гельмут фон Мольтке (1800-1891), часть шестая. Предыдущая часть тут.

3766154545_08b69fc7b5_o


Перед войной.
Сказать, что Мольтке хотел войны с Францией - не сказать ничего. Он мечтал о ней еще с Июльской революции 1830 года, мягко, но настойчиво настаивая на участии Пруссии в войне 1859, и желая начать войну в 1867, во-время спора из-за Люксембурга. Видя в наследственном враге главное препятствие в объединении Германии, старый воин, похоронивший недавно любимую жену, буквально рвался на войну. При этом, к самим французам он относился с достаточной симпатией, но республику и империю - ненавидел.

Бисмарк маневрировал, лишая врага потенциальных союзников, а правительство, придворные круги и общественное мнение Франции подталкивало Наполеона III к войне. Конфликт был практически неизбежен, так или иначе: грубый нажим французской дипломатии и ловкий маневр Бисмарка с телеграммой, сделали свое дело, 19 июля 1870 года Франция объявила войну Северо-германскому союзу.
Мольтке был счастлив, все шло как по маслу, настолько что в разгар мобилизации его заметили на чтением романа любимого Вальтера Скотта. Пускай черт потом забирает мои старые кости! - после победы над Бонапартом, конечно же.

В отличие от Франции, где царила полная бестолковщина, немцы провели мобилизацию и развертывание практически идеально, даже южно-немецкие государства не подвели, выступив единым фронтом. Ну же, Мольтке, составь снова хороший план! - кричал уличный мальчишка старому генералу. Он счел это хорошим знаком.

Первые сражения.
Отправившись на фронт, Мольтке взял на себя трудную задачу: первые сражения проходили в виде лобовых столкновений, в которых немцы побеждали за счет порыва и прямых атак. Много крови ему портили горячие головы, вроде командующего фон Штайнмеца, которого пришлось снять, отправив в почетную отставку. Потери были велики, и сопоставимы с французскими. Тем не менее, немцы наступали, одерживая победы, поднимающие боевой дух и приводящие к панике и метаниям французского командования. Удары следовали одни за другим, французская армия начинала разваливаться.

В середине августа, в ряде кровопролитных сражений немцам удалось окружить и запереть в Меце маршала Базена, вместе с половиною французской кадровой армии (180 тысяч). На выручку им двинули армию маршала Мак-Магона. По сути, правительство послало их на разгром, в угоду общественному мнению и в попытке предотвратить падение режима. Парни слишком глупы, пора их наказать - воскликнул Мольтке, узнав об этом (первоначально - из французских газет!).

Потерпев неудачу в попытках пробиться к Базену, французы заметались и оказались прижаты к бельгийской границе у Седана, вместе с самим императором, прибывшим в войска накануне. 1 сентября 1870 началось одно из самых известных сражений в истории - Седан. Французов разбили, раздавили, уничтожили - уже к вечеру. На следующий день, утром, армия капитулировала, вместе с императором. Через два дня после этого в Париже началась революция, империя пала. Но война - продолжилась.

Пат.
Разгром французской армии открыл дорогу на Париж, кольцо окружение которого замкнулось уже 19 сентября. В начале октября главная квартира разместилась в Версале. Мольтке скромно ходил в ближайший ресторанчик и пугал съехавшихся князей и прочих бездельников рассказами о страшной дальнобойной французской артиллерии, могущей обстреливать Версаль. Возобновились ежевечерние игры в вист, со штабом. Несколько раз генерал попадал под обстрел, демонстрируя абсолютную выдержку, но вообще общее настроение было таково, что конец войны ожидался очень скоро: у французов нет армии, в Париже засели ополченцы, которых голод заставит сдаться. В конце октября капитулировал Базен, отправив свою 170 тысячную армию в лагеря военнопленных. Немцы высвободили значительные силы, но победа была все также далека.

Между тем, новое республиканское правительство вовсе не собиралось удовлетворятся вылазками национальных гвардейцев из осажденной столицы - в тылу формировались новые, огромные армии. Планировалось выставить более полумиллиона солдат уже в ближайшее время. Начинался новый этап войны.

Разгром.
И все же чуда не произошло: безотказно работающая военная машина Германии сокрушила дилетантов из республиканского правительства. В конце ноября Мольтке писал родным: вооруженная толпа - еще не армия, вести ее в бой - варварство ... несчастные люди ... они не в состоянии противостоять нашим сплоченным войскам. Осенью-зимой 1870 война развивалась по одной и той же схеме: французы посылали в бой наспех сколоченные армии, сильные по численности, но слабые по качеству, эти наступления легко парировались германских командованием, следовали новые поражения.

В конце года вспыхнул серьезный конфликт между Мольтке и Бисмарком. Канцлер обвинил начальника генштаба в затягивании войны и не информировании его о ходе военных операций, что сказывалось на дипломатии. Бисмарка беспокоило затягивание войны, но формально спор возник по причине того, что общественность Германии требовала начать обстрелы Парижа из тяжелых орудий, а Мольтке считал это глупостью, абсолютно не имеющей значения в военном и политическом смысле, он всецело полагался на голод. Конфликт удалось замять, но Мольтке пришлось таки начать обстрел Парижа, дав французской пропаганде отличный козырь.

Нападения французских партизан открывали новую, еще более жестокую сторону войны: немцы считали стреляющих из-за угла гражданских преступной формой ведения войны и нередко казнили попавших в руки франтиреров, как шпионов, пойманных в военное время.

Наступил новый, 1871 год. В январе-феврале были уничтожены очередные французские армии, одна из которых, прижатая к швейцарской границе, была вынуждена интернироваться. В конце января Париж прекратил боевые действия, превратившись в огромный лагерь военнопленных, а через месяц, 26 февраля 1871 был подписан мир, по которому воссозданная Германская империя (провозглашенная 18 января в Версале) получила пять миллиардов франков в качестве контрибуции и вернула Эльзас и большую часть Лотарингии. Мольтке считал эти условия довольно мягкими, но в целом - был доволен, его армии сломали хребет и кадровыми французских частям и народному ополчению.

На последок новоиспеченный фельдмаршал получил еще два подарка: парад в Париже и восстание левых, в нем же. Немцы с удовольствием предоставили маршалу Мак-Магону возможность подавить его, открыв коридор и не выпуская войска Коммуны из города. Оккупационные войска остались в северных районах еще на три года.
Tags: 19 век, Германская империя, ЖЗЛ, Королевство Пруссия, Непростая история, Франко-немецкая война
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments