Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Почему

Крым, почему Севастополь, почему так долго?

Технически, задача союзников была выполнена после отступления армии Паскевича из под Силистрии, после имитации осады и общего стратегического тупика русской армии на Балканах. Стало ясно, что никакого марша на Константинополь не предвидится (а всерьез верить в то, что существовала некая последовательная политика царизма по овладению "Царьградом" могут лишь малосведущие люди, равно как и в идеологию "Третьего Рима" как путевой звезды русских правительств), а стало быть - и цель войны, спасение турок, исполнена.
Но тут уже вступили в дело новые факторы: амбиции Наполеона и общественное мнение Англии, которые хотели войны, по разным причинам. Англичане - а не их правительство, желали чтоб если их солдаты приплыли черт знает куда, так пусть уже нанесут медведю пару ран, на память.
Наполеону требовалось хотя бы одно сражение, для славы французского оружия и легимитизации империи, раз уж не удалось поживиться Бельгией, пока.

Общая концепция: наказать Россию, иначе выходило глупо - статус кво анте, но при этом безнаказанным оставалась русская агрессия в Синопе и боевые действия, пусть и неудачные, на Балканах. Сейчас, если бы союзники замирились, это называли бы "странной войной", на манер 1939-40. И, действительно, здравый политический смысл требовал преподать империи урок.

Никто не собирался расчленять ее или вести войну в духе первого императора Франции, война должна была идти в стиле опиумных или китайских войн, в которых удержание территорий не представляло собой главной задачи, важно было унизить власть, показав ее неспособность. В целом, именно по этому сценарию все и прошло, с поправкой на то, что Россия все таки была европейской империей и горстью англичан нельзя было терроризировать ее побережье.

А так - тоже самое. Даже считающаяся неудачной кампания флота союзников на Балтике вовсе не является таковой, да - они не оправдывали надежд общественного мнения, ожидающего громких побед и быстро, но задачу свою выполнили: прекратили торговлю, сковали значительные силы русских, которые могли быть переброшены под Севастополь, да и просто не давали русскому флоту выйти из своих нор.
Были там и вполне ощутимые победы, брались и тысячи пленных. А то, что не полезли на форты, так ведь не дураки же.

И с Севастополем тоже самое: взятие сложнейшей на тогдашний день крепости было само по себе значимым событием, погромче Порт-Артура, падение которого, вкупе с также проигранной войной тоже привело к трансформации тогдашней России. Другой вопрос, что когда тысячи людей идут в атаку на укрепленные позиции, не защищенные ничем кроме мундиров то, они неизбежно будут нести тяжелые потери. Они их и несли, но дело свое сделали, в отличие от бездарной русской армии, которая в первую осень имея общий перевес в почти два раза (120 т. против 60 т.) умудрилась проигрывать все полевые сражения подряд. Разумеется, никто не ставит под сомнение храбрость солдат и офицеров, но пост-наполеоновская тактика в значительной степени перечеркнула их лучшие качества, чувство локтя, умение держаться вместе, стойкость: цепь побила колонны.

Выбирать различные варианты действий за союзников очень легко, это обманчивая логика послезнания, она не дает ничего. Союзники, имеющие абсолютно разные, в общем, цели, не могли ставить перед собой никаких решительных задач, они их и не ставили. Каждый получил свое: англичане защитили турок, продемонстрировали глобальную мощь флота и империи, Наполеон "смыл" позор 1812, добавив пару новых улиц в Париже с экзотическими названиями, в России начались давно назревшие реформы, Турция получила передышку, в Пруссии Мольтке изучал опыт прошедшей войны и только Австрия не пожала ничего, сделав большую глупость за маленькую выгоду.
Tags: 19 век, Восточная война, Непростая история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments